16 сен 2017
Комментарии Правоохранительные органы
и судебная система
Аналитика Денис Монастырский

Государственное бюро расследований: возможна ли история успеха?

  • Комментарии: 0
  • Просмотры: 361
Государственное бюро расследований: возможна ли история успеха?

Государственное бюро расследований: возможна ли история успеха?

Автор: Денис Монастырский
16 сен 2017 09:19

Когда же ГБР приступит к работе?

Уже более года продолжается конкурс на должности директора Государственного бюро расследований и его заместителей. ZN.UA неоднократно касалось вопроса о создании этого мощного правоохранительного органа, который одни называют очередным монстром, другие — завершающим аккордом всесилия прокуратуры, ведь вскоре после создания ГБР органы прокуратуры утратят функцию следствия.

К подследственности ГБР отнесены, в частности, преступления, совершаемые чиновниками, чьи должности отнесены к категории "А", народными депутатами, экс-президентами, министрами и их заместителями, директором НАБУ, генеральным прокурором и его заместителями, судьями, полицейскими (в том числе случаи истязаний, принуждение свидетельствовать, коррупционные преступления и т.п.), кроме случаев, когда досудебное расследование должно осуществлять НАБУ, а также все военные преступления.

Когда же ГБР приступит к работе? Или дедлайн 20 ноября

Формально ГБР создано еще в феврале 2016 г. соответствующим постановлением Кабинета министров. Что касается сроков реального начала работы, то еще с конкурса на должности директора ГБР и его заместителей звучало множество прогнозов: от июля 2016 г. до июля 2017-го. Последним был даже не прогноз, а План приоритетных действий правительства на 2017 г., в котором отмечалось, что до июля текущего года директор ГБР должен быть назначен. Однако очевидно, что планы правительства уже сорваны.Формально ГБР создано еще в феврале 2016 г. соответствующим постановлением Кабинета министров. Что касается сроков реального начала работы, то еще с конкурса на должности директора ГБР и его заместителей звучало множество прогнозов: от июля 2016 г. до июля 2017-го. Последним был даже не прогноз, а План приоритетных действий правительства на 2017 г., в котором отмечалось, что до июля текущего года директор ГБР должен быть назначен. Однако очевидно, что планы правительства уже сорваны.Более того, уже есть все основания утверждать, что ГБР не приступит к работе и до срока, определенного в Уголовном процессуальном кодексе. Да, в Заключительных положениях УПК предусмотрено, что нормы о подследственности ГБР вводятся в действие со дня начала деятельности Государственного бюро расследований Украины, но не позже, чем через пять лет со дня вступления в силу Кодекса. Пятая годовщина УПК будет 20 ноября 2017 г. К чему это приведет? После 20 ноября следственные органы прокуратуры смогут законно продолжать досудебное расследование лишь уголовных производств, начатых до этой даты. Все новые уголовные производства, подследственные несуществующему ГБР, зависнут. И даже если следователи прокуратуры будут браться за расследование таких производств, у стороны защиты будет стопроцентный шанс развалить дело в суде. Таким образом, без изменения законодательства нас ожидает правовой коллапс, связанный с огромным количеством тяжких и особо тяжких преступлений, которые будут совершаться после 20 ноября текущего года. Чтобы не допустить такого развития событий, нужно срочно вносить изменения в Уголовный процессуальный кодекс. Однако я считаю, что срок введения в действие норм о подследственности ГБР отменять не следует, поскольку отсутствие определенных законом сроков может быть основанием для дальнейшего промедления с созданием ГБР. Целесообразно оттянуть введение в действие положений части четвертой статьи 216 УПК (подследственность ГБР) еще на один год. Как свидетельствует практика создания новых государственных органов, для запуска органа такого масштаба новоизбранному директору понадобится в среднем один год (это и поиск помещения, и формирование структуры, и проведение внутренних конкурсов на рядовые должности сотрудников ГБР и т.п.). А потому вполне реально будет начать досудебное расследование следователями ГБР с ноября 2018 г.

А может — не надо?

Наряду с анализом сроков запуска ГБР, ныне все громче озвучивается идея полной перезагрузки процесса создания ГБР, которая предусматривает, во-первых, внесение необходимых изменений в Закон "О Государственном бюро расследований", во-вторых, переизбрание членов конкурсной комиссии, в-третьих — отмену результатов текущего конкурса и объявление нового конкурса, с новыми кандидатами.

Среди аргументов, почему это нужно сделать: непрозрачность назначения членов Конкурсной комиссии, непрозрачность и затягивание самого конкурса, наличие одиозных кандидатов среди 19 финалистов конкурса и, наконец, отсутствие кредита доверия к будущему руководителю ГБР.

Возможно, некоторые из этих аргументов убедительны. Однако, во-первых, уже более восьми месяцев на повестке дня сессии Верховной Рады стоит проект закона об уточнении отдельных положений Закона "О Государственном бюро расследований" авторства члена Конкурсной комиссии по формированию ГБР народного депутата Николая Паламарчука. До сих пор парламент не смог принять даже точечных изменений в этот закон. Есть ли у кого-либо уверенность, что перезагрузка конкурса в ГБР будет сопровождаться принятием других необходимых изменений в закон?

Во-вторых, проведение конкурса поддерживали известные международные учреждения — такие как Офис Совета Европы в Украине и Консультативная миссия Европейского Союза. Именно эти уважаемые учреждения могут дать объективную оценку длительному процессу избрания руководства ГБР и определить субъектов бездеятельности. Утверждаю: процесс затягивается не из-за Конкурсной комиссии.

В-третьих, за более чам годовой срок деятельности Конкурсной комиссии нелегитимность ни одного из ее членов не была установлена судом.

В-четвертых, есть ли уверенность, что после повторного конкурса придут принципиально новые кандидаты, касательно которых не возникнут вопросы об их ангажированности или одиозности?

Таким образом, по моему глубокому убеждению, новый конкурс не даст качественно других финалистов — кандидатов на должность директора ГБР и его заместителей.

Однако такой шаг оттянет реальное создания ГБР, по меньшей мере, на три–пять лет. А в наших реалиях это означает, что полномочия следствия будут оставлены органам прокуратуры до следующего периода всплеска интереса к выводу следствия из структуры наблюдательного органа — прокуратуры. К тому же создание ГБР притормозит и реформу Службы безопасности Украины, которая также должна передать ГБР часть функций следствия. Кому это выгодно? Ответ достаточно очевиден.

Камо грядеши, ГБР?

Сейчас продолжается финальная часть конкурса на должность директора ГБР и его заместителей (проверка кандидатов на детекторе лжи, финальное собеседование и рейтинговое голосование). Конкурс имеет все шансы завершиться этой осенью подачей премьер-министру и затем президенту одной кандидатуры на должность директора.

Наверняка любой результат конкурса будет обжалован в судебном порядке, как и абсолютно каждый из предыдущих конкурсов на высокие государственные должности.

Очевидны и вызовы, которые будут стоять перед первым директором ГБР: это и необходимость лоббировать изменения в профильный закон, и отстаивание финансирования, и привлечение международных доноров к поддержке деятельности ГБР, и формирование команды в условиях, когда не можешь влиять на назначение даже своих заместителей.

Возможна ли история успеха ГБР в современных сложных условиях?

По моему мнению, именно сегодня у нас единственный реальный шанс на существенные изменения в системе правоохранительных органов и правосудия. Согласно прошлогодним изменениям в Конституцию, прокуратура отнесена к правосудию, чем раз и навсегда решен вопрос ее непринадлежности к правоохранительным органам. Еще 21 год назад, в первой редакции Конституции Украины, законодатель заложил основу для создания ГБР — определил временность следственных полномочий органов прокуратуры. Однако всем президентским командам было выгодно объединить в одних руках следствие и надзор над ним, а потому временная функция прокуратуры превратилась в постоянную. Именно начало функционирования ГБР должно стать точкой невозврата в реформах судебных и правоохранительных органов. Призывы же пересмотреть целесообразность создания ГБР именно сейчас — это шаг назад, в прошлое.

Предохранителем от возможных злоупотреблений как во время проведения конкурса, так и в первый период деятельности нового директора ГБР могут быть лишь судебная система и общественный контроль, а также пристальное внимание со стороны общества, которого сегодня откровенно не хватает.

Более того, если бы за создание ГБР ратовала хотя бы половина сил, ныне продвигающих создание антикоррупционного суда, ГБР уже начало бы свою работу в определенные законом сроки.

Подписаться на новости