12 янв 2018
Комментарии Экономика Аналитика Анатолий Амелин

Анатолий Амелин спрогнозировал вызовы и возможности для экономики Украины в 2018 году

  • Комментарии: 0
  • Просмотры: 6807
Анатолий Амелин спрогнозировал вызовы и возможности для экономики Украины в 2018 году
Анатолий Амелин презентовал экономический прогноз на 2018 год

Анатолий Амелин спрогнозировал вызовы и возможности для экономики Украины в 2018 году

Автор: Анатолий Амелин
12 янв 2018 13:41

Соучредитель и директор экономических программ Украинского института будущего Анатолий Амелин презентуя аналитический прогноз "2018: вызовы и возможности" рассказал о вероятности дефолта, курсе гривны, уровне средней заработной платы и пенсий в Украине. 

uifuture.org публикует тезисы доклада Анатолия Амелина, которые прозвучали на презентации 26 декабря 2017 года.

- Будущего не знает никто. Мы его тоже не знаем. Мы занимаемся анализом трендов. Мы выстраиваем эти тренды в систему и с достаточной долей вероятности, как показывает 2017 год, показываем те ключевые события, которые окажут влияние на украинскую экономику. Мы в экономическом прогнозе, рассматривали несколько сценариев. В эти сценарии мы не включали самые сложные: войну, разрушения, катаклизмы.

Следующий год будет не самый плохой, но и не самый легкий. У нас заканчивается 2017 год. Можно по-разному его оценивать. Мы достаточно точно определили некоторые параметры по завершению этого года. Украинская экономика показывает рост, это неплохо, однако это очень слабый рост. Мы движемся вперед, плавно проводятся реформы, но некоторые реформы тормозятся.

Итоги 2017 года

Слайд 1.

Украинская экономика показывает слабый рост. Если вы посмотрите на динамику роста ВВП, то увидите, что в течение 2016 года темпы роста были выше. В 2017 году темпы роста снижаются, и мы растем в среднем на 2,2%. Для сравнения: глобальная экономика развивается с динамикой 3,6-3,7%. Украина растет практически в два раза слабее глобальной экономики. Есть масса причин.

У нас до сих пор нет плана развития страны. Страны, которые не имеют своего плана развития страны, являются ресурсом для тех стран, у которых такая стратегия есть. К сожалению, сегодня мы не субъект глобальной политики и глобальной экономики. Мы являемся объектом. Почему? Сейчас расскажу и объясню.

Слайд 2.

Мы ожидали рост экономики по итогам года 2,3%. Темпы роста в начале года были 2,5% и снижались до 2,1%. То есть мы движемся близко к прогнозу, но, к сожалению, не так быстро, как хотелось бы.

Инфляция. Мы получили более низкую инфляцию, чем в конце года. Однако следующий год — это год, предшествующий выборам, и необходимо бороться за электорат. У нас было предпринято несколько попыток ублажить электорат. В частности, так называемая Конституционная реформа привела к пересмотру пенсий. Она не касается более высоких пенсий для тех, кто будет выходить в будущем. Она касается тех, кто сейчас на пенсии. Некоторым людям подняли в 1,5 раза, некоторым — на 200 гривен. Тем не менее пенсии подняли темпами более высокими, чем развивается экономика.

Более того, мы поднимаем минимальную заработную плату. В большей степени это касается госслужащих. Однако мы знаем, что в глобальной экономике бизнес старается считать каждую копейку. Когда темпы роста доходов населения превышают темпы роста экономики, мы стимулируем инфляцию. Ведь продуктов больше не становится, а становится больше денег.

Курс. По курсу достаточно интересная ситуация. Мы заканчиваем год со среднегодовым курсом ниже, чем был заложен в бюджет, и чем был заложен в нашем прогнозе. Достаточно неплохие показатели были у наших экспортеров. Глобальные сырьевые рынки показали неплохой прирост, что превысило ожидания аналитиков. Вследствие валютная выручка поддержала наш курс. Плюс традиционные поступления от трудовых мигрантов, плюс мы разместили еврооблигации на три миллиарда, плюс мы получили транш от МВФ в $1 миллиард. Тем не менее, результаты в конце года приводят к не самым радужным прогнозам.

Прямые иностранные инвестиции. В прогноз мы закладывали прямые иностранные инвестиции в этот год приблизительно $3 миллиарда. Ожидаем, что на конец года будет $2,2 миллиарда. В прошлом году было $3,5 миллиарда, из которых $1,5 миллиарда — деньги, что пошли на докапитализацию банка, то есть не пошли в экономику. В этом году мы находимся на уровне предыдущего года. В мире свободной инвестиционной ликвидности больше $2 триллионов.

В начале этого года я был в Узбекистане. Через месяц после моего визита туда прибыла китайская делегация. Только с этой страной было подписано контрактов на $28 миллиардов — Украина всего за этот год получила внешних инвестиций $2 миллиарда. Такое ощущение, что ми или не интересны инвесторам, или не хотим, чтобы они сюда приходили.  Некомфортно инвестировать юрисдикцию, где права инвестора не защищены.

Средняя зарплата. По статистике, это как средняя температура по больнице: есть Киев, и есть вся остальная Украина — есть большая доля теневой экономики. Мы ожидали 6 850 гривен, получили 6900 гривен — уровень, достаточно близкий к нашему прогнозу.

Слайд 3.

Что произошло в этом году? 

Из негативного. Блокада оккупированных территорий с политической точки зрения является хорошим, позитивным шагом. Но, по нашим оценкам, это привело к тому, что украинская экономика потеряла 0,9-1,2%. То есть примерно 1% роста украинской экономики мы недополучили из-за прекращения работы производственных цепочек, в первую очередь горно-металлургического комплекса.

Что такое + 1% к экономике? У нас годовая экономика заканчивалась не 2%, а чуть больше 3% — в принципе, как соответствовало нашему прогнозу. Более того, рост ВВП прямо влияет на благосостояние граждан. На сайте uifuture.org опубликовано исследование корреляции между ростом экономики и благосостоянием наших граждан — то есть рост их доходности. Темпы роста реальных доходов могли бы быть выше. Но имеем то, что имеем.

Украина заняла первое место в мировом рейтинге стран-коррупционеров. Я говорил об инвесторах, которые не хотят сюда идти — это одна из причин. Более того, высокий уровень коррупции в нашей стране, по оценкам МВФ, ежегодно съедает 2% ВВП, точнее не дает возможность им быть произведенными. Если добавить их к текущему 2% росту, мы бы имели рост 4%. Но коррупция все съедает. Мы о ней много говорим, и, на мой взгляд, наша проблема в том, что мы о ней говорим, но не боремся. Наши институты, за редким исключением, не являются противниками коррупции. Они являются участниками системы. Единственные, кто сегодня борется, по моему мнению, — это НАБУ, но с НАБУ сегодня борются коррупционеры, что в принципе логично. И резерв прочности по борьбе с коррупцией у нас остается невелик.

Из хороших событий. Мы получили транш МВФ — $1 миллиард, хотя изначально могли получить $5,5 миллиарда. На самом деле, долгое время я был противником траншей от МВФ, поскольку эти деньги не идут в экономику. Однако они критически важны для Украины, поскольку пополняют наши золотовалютные резервы, стабилизируют валютный курс. К сожалению, Украина имеет отрицательное сальдо торгового баланса. Так, импортируем мы на большую сумму, чем получаем от экспорта. У нас не хватает денег. Украине предстоят достаточно большие выплаты по внешним долгам. В данном случае МВФ — одна из немногих институций, благодаря которым мы имеем стабильный валютный курс. В следующем году сложится не лучшая ситуация, в которой роль МВФ в этом смысле будет возрастать. Подробнее о ней расскажу позже.

Украина подписала первое соглашение, которое является первым шагом по интеграции украинской энергосистемы в европейскую. Украинская энергосистема в плане диспетчеризации по-прежнему связана с российской. Это системные риски для энергоэкономики и энергосистемы Украины. Данные соглашения являются достаточно важными для того, чтобы украинская энергоэкономика была в большей степени независимой и находилась в безопасности. Но это первый шаг. Украина любит делать первые шаги, после которых не идет дальше. Посмотрим по итогам года дальнейший курс.

Мы разместили еврооблигации. $3 миллиарда за последние несколько лет мы потратили на реструктуризацию долгов, но в экономику опять-таки деньги не пошли. Украины может занимать для реструктуризации уже старых долгов. 

Немного негатива. Дважды в этом году мы поднимали учетную ставку Национального банка вследствие растущей в Украине инфляции. С чего мы начали? Необоснованный рост доходов населения в борьбе за электорат привел к инфляции. У Национального банка есть четкий KP, таргетирование инфляции. Когда инфляция выходит за определенные границы, ее необходимо сдерживать. Повышение учетной ставки — один механизмов, что напрямую влияют на стоимость денег, а значит — на стоимость кредитных ресурсов в экономике. Соответственно, в следующем году это будет тормозящим фактором развития украинской экономики. Правительство принимает решения, не согласовывая их с регулятором монетарной системы, и год за годом мы наступаем на одни и те же грабли. Кроме нас винить в этом некого.

Слайд 4.

Мировая экономика. Этот год мы заканчиваем с 3,6%, следующий будет 3,7% — темпы роста мировой экономики ускоряются, но, наиболее вероятно, это будет временным процессом. Развивающиеся рынки растут на 5% в год.

Слайд 5.

Румыния этот год заканчивает с темпами роста около 8%, Украина — с темпом роста 2%. Это уровень развитых стран, но, к сожалению, мы не в том статусе. У нас другие причины такого медленного роста.

Что нас ждет в следующем году? Одним из самых главных вызовов — политика Федеральной резервной системы. Аналитики международных инвестиционных банков ожидают, что ставка Федерального резервного банка в следующем году будет поднята в несколько раз до значения 2,2-2,5%. В рамках этого прогноза выстраивают аналитику, прогнозы сырьевых, валютных рынков и так далее.

А что делать, если ставка вырастет больше? Америка сейчас ведет довольно интересную прагматичную политику, привлекая или возвращая обратно инвестиции в американскую экономику. Буквально неделю назад в Америке была проведена мощная налоговая реформа, вследствие чего налоги были снижены. Американцы нацелены на усиление своей экономики в рамках территории Америки. Повышение учетной ставки напрямую влияет на рост стоимости доллара. Рост стоимости доллара напрямую влияет на снижение стоимости сырьевых ресурсов. 80% украинского экспорта — сырьевые ресурсы. Таким образом, усиливая доллар, американская экономика может вырасти, но развивающиеся рынки, в том числе и украинский, будут очень сильно страдать.

Слайд 6.

Динамика индекса сырьевых цен. По прогнозам аналитиков, в рамках озвученного мною повышения ставки ФРС рынки будут двигаться в боковом тренде. Это означает, что потенциальные доходы украинского бюджета от экспорта сырья будут находиться на том же уровне.

Рост ставки — это системные риски для украинской экономики и украинского экспорта.

Слайд 7.

Как изменятся цены на ключевые экспортные позиции? По прогнозам аналитиков, ожидается, что пшеница и кукуруза будут идти фактически в боковом тренде; железорудное сырье будет постепенно снижаться, нефть (несмотря на то, что по запасам газа мы занимаем 3 место в Европе, а запасов нефти у нас 200 миллионов тонн) мы импортируем. Ежегодно импорт газа составляет примерно $2,5-2 миллиарда, нефти на — $3,5 миллиарда. Таким образом падение цен на нефть было бы плюсом для нас, но плавно они будут расти. О том, как с этим справиться, поговорим чуть дальше.

Следующий год при отсутствии резких изменений учетной политики и Федеральной резервной системы мы проведем в таком же русле, как и этот. Если же такие изменения будут, год будет очень непростым.

Слайд 8.

Этот слайд показывает корреляцию между ВВП Украины и сommodity price index (индекс цен на сырьевые товары). Украинская экономика не является самодостаточной и в большей степени зависит от изменения цен на сырьевые активы. Мы не влияем на эффективность построения экономики, точки роста и плывем по течению глобальных сырьевых рынков, определяющих политику, экономику, бюджет и "распил" бюджета Украины. До сегодняшнего дня у нас нет точек роста и стратегии развития. Страны, которые достигли наивысшие темпы развития, имеют свои стратегии и понимают, в какие сектора необходимо стимулировать привлечение инвесторов.

Так, Турция построила десятки экономических зон, где нет налога на прибыль НДС и налогов на доходы физических лиц. Турция развивала свой авиационный хаб, строя аэропорты в форме государств частного партнёрства, создавая определенные льготы для инвесторов. Более 12 аэропортов были построены частниками, и они не боялись с ними работать.  Грузия вместе с Китаем начала создавать свободные экономические зоны с нулевыми ставками дохода на прибыль и нулевыми налогами на доходы физических лиц. Они понимают последующие выгоды. Америка тоже их понимает, и потому меняет налоговую политику для концентрации американского бизнеса в Америке. Украина же перед собою таких задач не ставит. Тут хотя бы сконцентрировать американский бизнес у себя.

Слайд 9.

Вызовы следующего года.

Как я уже говорил, это повышение учетной ставки ФРС выше ожиданий аналитиков, что приведет к падению валютной выручки от экспорта, к падению поступлений в бюджет и, соответственно, к падению экономики.

Следующий вызов — проблемы в работе с МВФ. Есть ряд требований, соблюдение которых ведет к продолжению сотрудничества. В этом году вместо $5,5 миллиарда мы получили $1 миллиард, поскольку не выполнили ряд условий или обязательств, взятых на себя. Так, земельная реформа снова проголосована и перенесена на 2018 год. Вопрос повышения тарифов для наших политиков — конфликт с электоратом, с одной стороны, и инструмент получения инвестресурсов для обеспечения энергетической независимости Украины, с другой. Через год это приводит к снижению расходов для Украины и повышению качества жизни в стране. Таким образом, возникает вопрос: мы боремся с МВФ или с самими собой, бегая по граблям? 

На следующий год в отношениях с МВФ есть угроза, что сотрудничество будет не в тех масштабах, что мы ожидаем, вероятность чего оценим в 20%.

Последний вызов — геополитический. Вопрос снятия санкций против России обсуждается в Европе больше года, и есть риск, что санкции будут сняты. Это возможно ввиду того, что Украина до сих пор не показывает волю движения к реформам, в борьбе с коррупцией, а рынок страны довольно маленький — мы не развиваем свою экономику. Европейские компании говорят своим политикам: почему из-за того, что вы не можете договориться, мы должны терять свою прибыль и увольнять людей. Европейские политики реагируют на свой бизнес — украинские политики на свой бизнес не реагируют. Мы бы могли значительно продвинуться в сотрудничестве с европейцами, но что было сделано за этот год? Инвестиции $2 миллиарда, что и является ответом на этот вопрос.

Слайд 10.

График выплат по внешним долгам.

Говоря о МВФ, следует объяснить их важность. У нас в следующем году выплаты по внешним обязательствам — перед МВФ, по облигациям — больше $6,5 миллиарда. Если мы проиграем суд по так называемому "долгу Януковича", то сумма выплат возрастет до $9,5 миллиарда. Золотовалютные резервы Украины составляют $19 миллиардов. Соответственно, без внешней помощи в следующем году резервы снизятся до критически низкого уровня. Конечно, бюджет, из которого оплачиваются долги, формируется в гривне. Где мы можем взять доллары? Или межбанк, или золотовалютные резервы. Таким образом, мы имеем серьезный экономический риск, и без сотрудничества с МВФ этот год будет пройти непросто.

Если вы посмотрите на пиковые выплаты, в 2019 у нас выплаты свыше $8 миллиардов — приближаются к $9 миллиардам, а также пиковые выплаты на 2021 год. Без реструктуризации в конце 2018 года, формально без технического дефолта, мы не сместим пиковые выплаты на более поздний период. Вследствие этого в 2019 году, в год президентских, а затем парламентских выборов, получение дополнительных валютных поступлений в страну будет достаточно ограниченным. Таким образом, мы войдем в систему неконтролируемого дефолта. Если страна испытала дефолт, на нее закрываются лимиты, для бизнеса, торгующего с иностранными инвестициями, резко возрастают лимиты, и кредитные рейтинги частных компаний не могут быть выше страновых рейтингов. В данном случае от этого пострадает украинский бизнес, а значит — и граждане.

Слайд 11.

Вызовы в экономике Украины в 2018 году

Инфляция — мы ожидаем, что темпы роста инфляции будут выше заложенных в бюджете, вероятность чего более 80%. В последнее время звучат заявления о повышении в новом году минимальной заработной платы. Уверен, что в конце следующего года снова будет обсуждаться вопрос изменения размеров пенсии, а платить за это все будем мы с вами. Отметим, что изменение доходов населения без привязки к экономическому росту приводит к ускорению инфляции и уменьшению платежеспособность гривны. Поэтому со временем, придя в магазин, украинцы понимают, что на, казалось бы, большее количество денег купить больше они не могут. К сожалению, осознание этого приходит гораздо позже.

Девальвация. При разных сценариях мы можем столкнуться с ситуацией, когда гривна будет стоить дороже, нежели заложено в бюджет. Мы ожидаем среднегодовой курс приблизительно 29 гривен 60 копеек, но временами курс может вырастать до 31-32 гривен и снижаться, вероятность чего, по оценкам UIF, cоставляет 70%.

Дефицит бюджета. Ежегодно в бюджет закладывается доходная приватизация — есть доходы от спецконфискации. Говоря о приватизации, вспомним успешную приватизацию за последние 10 лет — по большому счету таких не было. Каковы основания ожидать, что в следующем году мы успешно приватизируем Одесский припортовой завод? Иностранный инвестор действует очень осторожно.

Проблемы Украины, что препятствуют инвестированию:

  • Система правосудия Украины не работает на инвестора, поскольку перед законом не все равны. Для роста экономики Украины критически важным вопросом является справедливое правосудие. Без единых для всех правил инвестор не придет, приватизация будет проваливаться, соответственно — будет проваливаться бюджет, вероятность чего мы оцениваем в 80%. Кроме того, на днях МВФ опубликовало критические оценки по перспективам роста дефицита бюджета.
  • Учетная ставка. Исходя из того, что мы ожидаем более высокие темпы роста инфляции в следующем году, Национальный банк будет ее сдерживать путем повышения учетной ставки. Как я уже говорил, рост учетной ставки напрямую влияет на рост стоимости денег. Если вы занимаетесь бизнесом и пользовались банковскими кредитами, вы понимаете, как это отразится на вашей бизнес-модели. Вы либо откажитесь брать кредиты, либо они обойдутся слишком дорого для развития бизнеса. Это также негативный фактор для развития экономики Украины в следующем году.
  • Сотрудничество с МВФ. Вероятность сложностей в сотрудничестве с МВФ мы оцениваем в 50%. Как я уже говорил, денег нам дадут, и какой-нибудь транш на $1-2 миллиарда будет осуществлен. Однако в Украине заявляют, что земельная реформа раньше 2019 года не стартует, снятие моратория на землю — не земельная реформа. Без разработки и принятия закона про обращение сельхоз земель рынок земли не появится. Отметим, что мораторий касается только 7 миллионов украинцев, получивших распаеванные земли.
  • Неэффективная тарифная политика. По мнению МФВ, без эффективной тарифной политики украинская экономика не будет развиваться, потому это одно из требований. Мы боимся неправильной реакции электората, соответственно, тарифы не вырастут, а тарифная политика по-прежнему будет неэффективной.

А сейчас предлагаю пофантазировать. Помимо рисков, которые несет 2018 год, есть масса возможностей. Вопрос в том, воспользуемся ли мы ими.

Слайд 12.

Сотрудничество с МВФ — при движении по направлению существующих предложений, которые полезны для экономического развития Украины, мы можем получить $3-3,5 миллиарда помощи в следующем году, что стабилизирует валютный курс и позволит успешно пройти выплаты по внешним долгам.

Реструктуризация — формально это технический дефолт, но это не столько риск, сколько возможности. При успешном проведении реструктуризации мы сможем сдвинуть пик на более поздний период — с 2021 на 2025. Соответственно, появляются деньги не только для выплаты долгов, но и для развития экономики. Вопрос том, насколько эффективно будет действовать Кабинет Министров и Минфин в плане реструктуризации внешних долгов в следующем году.

Стимулирование прямых иностранных инвестиций. Есть четыре фактора, которые стимулируют развитие экономики: инвестиции, чистый экспорт, потребление, госрасходы. Из них самый главный фактор — это инвестиции, поскольку именно они стимулируют создание рабочих мест, создание предприятий, которые либо замещают импорт, либо производят продукцию на экспорт. Созданные предприятия делают выплаты в бюджет, что покрывает госрасходы.  В данном случае иностранные инвестиции критически важны для Украины. По подсчетам UIF, Украине ежегодно необходимо привлекать $20 миллиардов инвестиций. Кто-то из правительства об этом говорит? Такие задачи ставятся?  Слышал заявления Гройсмана о том, что экономика должна расти на 5%, тогда как в бюджете заложено 3%. Инвестор боится, как огня, юрисдикций, где не защищены его права, где не работают процедуры.

Украина может привлекать достаточно большие инвестиции и в инфраструктуру, и в энергетику, о чем сейчас расскажу детальнее.

Энергетический план "США-Украина". Летом этого года американцы приняли новый закон о санкциях против России, где есть целый ряд вопросов об украинской энергетической независимости, о поддержании украинской энергосистемы. Предприняла ли Украина хоть один шаг для реализации этого плана? Встречи идут, но, если мы не подготовим свой план, партию снова сыграют за нас. В январе американцы снова будут презентовать свой план. Каким он будет? Мы не знаем, поскольку у нас нет своих "хотелок", а сам план должен быть в формате win-win — когда выиграют и украинцы, и американцы, которые готовы инвестировать.  При согласованном и компромиссном плане уже в следующем году мы можем получить потенциальные дополнительные инвестиции, в ближайшие 2 года — $2-2,5 миллиарда.

Если же этот план развернется в широкую программу, то потенциальная потребность в инвестициях в рынок энергетики и газовый сектор в ближайшие 5-7 лет составит cвыше $40 миллиардов — в Украине на это денег нет.

Стимулирование внутренних инвестиций. Помимо внешних инвесторов, нам необходимо стимулировать внутренних, малый бизнес, что подразумевает изменение тарифов, ставок ренты. Например, уменьшаются ставки ренты на добычу углеводородов, крупным импортером которых является Украина.

Кроме того, речь идет о замене налога на прибыть налогом на выведенный капитал. На встрече с бизнесом Президент Украины озвучил, что он поднимает вопрос на флаг и в Украине не будет отмены налога на прибыть, который заменят налогом на выведенный капитал. Я задал вопрос о том, какова вероятность того, что до конца года этот закон будет вынесен и проголосован в Верховной Раде. Президент дал понять, что закон будет в Верховной Раде, но смотря на ситуацию сегодня, я понимаю, что между словами и действиями большая пропасть. Это как вопрос об инвесторах. Инвестор входит в ту юрисдикцию, которая для него предсказуема, чего нельзя сказать об Украине. В данном случае налог на выведенный капитал — достаточно эффективная система снижения налогового давления и давления администрирования на бизнес. По оценкам UIF, отказ от налога на прибыль и переход на налог на выведенный капитал принесет украинской экономике в течение ближайших 5 лет $15-20 миллиардов только внутренних инвестиций. Представим инвестора, стоящего над глобальной картой мира и выбирает страну для инвестирования. Он оценивает соотношение риска и доходности. Риски у нас большие: война, неэффективная судебная система. Налоговая реформа способна перевесить эту чашу весов. Таким образом, помимо внутренних инвесторов также будут внешние, готовые работать в украинском правовом поле при минимальном соприкосновении с налоговой.

Соответственно, развитие инфраструктуры. Украина — страна с огромным логистическим потенциалом, однако этот потенциал практически никак не реализовали. Через Украину проходят две ветки Шелкового пути. За все время президентства Порошенко только один раз встречался с китайским лидером. В рамках этого проекта китайцы выделяют сотни миллиардов долларов на инфраструктурные проекты. Только на Украину минимум $15 миллиардов могут пойти в инфраструктуру. Но за последние 2 года мы никак не продвинулись.

Кроме того, Украина находится на скандинаво-индийском коридоре. Население Индии растет стремительнее, чем население Китая, потому в ближайшие 10 лет они станут более многочисленной страной. Индийская экономика развивается. Даже при большой доле теневой экономики индусы богатеют. Соответственно, они хотят качественную продукцию, качественную технику и еду. В данном случае Украина находится на достаточно интересном коридоре, который может развивать. Перед нами открыты скандинавские страны, страны Балтии, Турция, Иран, Пакистан, Индия.

Теперь представьте, что через территорию Украины проходят 2 глобальных логистических коридора, а на стыке этих коридоров — логистические и производственный базы для доступа в любую точку мира. При этом на производстве будут минимальные расходы и заработная плата. В Южных провинциях Китая сегодня вы не наймете рабочего, готового работать за $600-800.

Таким образом, Украина имеет большой инфраструктурный потенциал, возможностями которого можно отлично воспользоваться. Надеюсь, что государственный органы услышат и реализуют эту идею.

Слайд 13.

На следующий год есть 3 сценария развития экономики: пессимистичный сценарий, базовый, в рамках которого мы будем двигаться, и оптимистичный. Пессимистичный и оптимистичный мы оцениванием с вероятностью около 20%, базовый — 60%. События могут развиваться в разном соотношении факторов этих сценариев. Сейчас прочитаю "сказку" и попрошу Вас пофантазировать вместе со мной.

Представьте, что сейчас не конец 2017 года, а конец 2018 года. Мы оглядываемся назад, смотрим на то, как прожили этот год, и что произошло.

Пессимистичный сценарий. ВВП Украины -1%, что составляет $99 миллиардов. ФРС начала агрессивную политику, подняла процентную ставку выше, чем ожидали инвесторы. На это финансовые рынки отреагировали укреплением доллара и снижением стоимости сырьевых ресурсов. Так, руда, зерно, нефть, газ и другие ресурсы пошли вниз. Экспорт из Украины падает в денежном соотношении. Снижаются показатели населения и потребления. Импорт падает сильнее экспорта из-за девальвации. При этом дефицит торгового баланса уменьшается. Украина не проводит рыночное размещение облигаций, а сальдо платежного баланса отрицательное. МВФ выделяет Украине кредитные транши, но на более жестких условиях, ввиду чего резервы к концу года опускаются ниже $15 миллиардов и вплоть до $10 миллиардов. К слову, резервы, как минимум, должны быть равны значению трехмесячного импорта, иначе на Украину резко возрастают негативные рейтинги. Доллар к середине года подымается выше 35-40 гривен, среднегодовой курс — 32 гривны за 1 доллар.

Оптимистичный сценарий. Экономика растет на 5%. В бюджете заложено 3%, но Гройсман с трибуны говорил, что наша цель — 5%. Что же нужно для того, чтобы экономика росла на 5%?

ВВП вырос на 5,3%. Номинальный ВВП составляет $121 миллиард. В 2018 году ФРС сохраняет курс, заданный Джанет Йеллен, руководителем ФРС, и проводит сдержанную монетарную политику на фоне низких инфляционных рисков. При этом рост мировой экономики превысил ожидания: растут цены на железную руду и зерно, цены на газ и нефть сохраняются на прежнем уровне. Рост украинского экспорта ускоряется. Украина проводит несколько размещений пробандов на внешних рынках и привлекает $3,5-4 миллиарда. Частные инвестиции достигают значения уже не $2, а $5 миллиардов. Сальдо платежного баланса положительное. Курс гривны медленно снижается. НБУ активно скупает доллары на межбанке для пополнения резервов, среднегодовой курс — 28 гривен 50 копеек. Резервы нацбанка к концу года выше $21 миллиарда. Продолжается налоговая либерализация, экономика постепенно выходит из тени, динамично растет малый и средний бизнес, а также доходы населения.

Базовый сценарий. ВВП Украины растет на 2,9%. Номинальный ВВП к концу года — $113 миллиардов. Сырьевые рынки движутся в боковом тренде, или показывают вялый рост. Темпы роста экспорта из Украины замедляются. Импорт растет слабее экспорта из-за девальвации гривны. Дефицит торгового баланса сохраняется на уровне прошлого года, что составляет минус $6 миллиардов. Украина получает транши от МВФ в размере $1-2 миллиарда вместо запланированных $3,5 миллиарда и макропомощь из Европейского союза для покрытия бюджетного дефицита. Также размещает евробонды. Инвесторы реагируют на то, что Украина продолжает сотрудничать с МВФ. Минфин проводит успешную реструктуризацию внешнего долга в конце 2018 года. Внешние инвестиции находятся на слабом уровне и к концу года достигают $3 миллиардов, что, как я говорил, немного. Сальдо платежного баланса положительное, текущего счета — отрицательное, резервы нацбанка к концу года — $15-20 миллиардов. Доллар в течение года поднимается выше 30 гривен, но среднегодовой курс — 29,6 гривны. Показатели инфляции к концу 2018 года на уровне 11% к декабрю 2017 года. Рост социальный стандартов, пенсий, минимальной заработной платы стимулирует внутреннее потребление, а также инфляцию. Драйвером роста экономики остаются инвестиции, внутренние и внешние.

Примерно так мы скорее всего закончим 2018 год. Вероятность этого сценария свыше 50%.

Слайд 14.

Так изменится ВВП Украины по этим сценариям. С динамикой роста 2% в год к уровню роста 2018 года мы подойдем в 2026-2027 годах.

Слайд 15.

Здесь вы можете увидеть, как будет меняться сальдо торгового баланса. При оптимистическом сценарии будет расти экспорт, но под экспорт будет также сильнее расти импорт. Это объясняется тем, что большую часть технического оборудования мы импортируем.

При негативном сценарии сальдо будет сужаться из-за уменьшения средств на импорт.

Слайд 16.

На слайде проиллюстрирована динамика средней заработной платы в Украине. По оценкам UIF, к концу 2018 года она составит 8 600 гривен.

На этом я заканчиваю презентацию. Повторюсь, будущего не знает никто. Его можно создавать и программировать. Пока у Украины не появится стратегия развития, мы будем плыть по течению сырьевых рек, которые будут влиять на экономику Украину больше, чем наши правители.

Полный текст аналитического прогноза "2018: вызовы и возможности" с разделом Экономика в частности, опубликован на сайте uifuture.org.

Подписаться на новости