02 ноя 2017
Комментарии Международная политика Аналитика Надежда Коваль

Новая испанская реальность: что будет делать Мадрид после провозглашения независимости Каталонии

  • Комментарии: 0
  • Просмотры: 237
Новая испанская реальность: что будет делать Мадрид после провозглашения независимости Каталонии

Новая испанская реальность: что будет делать Мадрид после провозглашения независимости Каталонии

Автор: Надежда Коваль
02 ноя 2017 11:54

Источник: "Европейская правда"

Игры во взаимное перекладывание ответственности, длившиеся неделями, достигли своей кульминации: каталонский парламент одобрил независимость республики, не оставив Мадриду шансов на компромисс.

После нескольких недель игры нервов глава правительства Каталонии Карлес Пучдемон и испанский премьер-министр Мариано Рахой положились на коллективное решение депутатов.

Именно представительные органы – испанский Сенат и каталонский парламент – избраны ответственными за окончательное решение кризиса. А точнее – за его обострение.

В то время как Сенат должен был подтвердить запрос правительства на временное приостановление автономии в соответствии со статьей 155 Конституции Испании, каталонский парламент голосовал за независимость и установление Каталонской Республики.

В конце концов, и в Барселоне, и в Мадриде решили не отступать, выведя кризис на новый уровень.

После взаимного игнорирования предыдущей недели, когда без ответа остались и два дедлайна от Мадрида с требованием прояснить, была ли провозглашена независимость, и запросы Барселоны относительно политического диалога, в субботу 21 октября Рахой заявил, что вынесет вопрос активации 155 статьи Конституции на рассмотрение и утверждение Сената.

Предложенные на заседании правительства меры предусматривали проведение новых выборов в автономии за шесть месяцев, а тем временем контроль над финансами, полицией, образованием и медиа должен был перейти к центральному правительству. По сообщениям каталонских медиа, планировалось также существенно ограничить право на публичные демонстрации. Конечно, действующее каталонское правительство во главе с Пучдемоном и его заместителем Юнкерасом должно было отправиться в отставку.

На первый взгляд, процесс выглядел гладко, учитывая большинство Народной партии Рахоя в Сенате. Однако столь беспрецедентные меры требовали более широкой политической поддержки, особенно для правительства меньшинства, поэтому Рахою пришлось пойти на определенные уступки Социалистической партии и "Гражданам" (правоцентристская партия, родом из Каталонии, но занимает четкую происпанскую позицию).

Эти партии, в частности, настаивали, чтобы введение 155 статьи было подчеркнуто временным, не более чем на полгода. Социалисты даже высказывали позицию, что если Пучдемон сам распустит региональный парламент и объявит новые выборы, да еще и прибудет на заседание Сената для дискуссии, то этого будет достаточно для разрядки и не придется прибегать к приостановлению автономии.

Посредником между Пучдемоном и Рахоем в деле о созыве выборов как разрядки ситуации, выступил глава Баскского регионального правительства Иньиго Уркуллу. Интересно, что в статье для The Guardian Уркуллу намекнул, что договоренности 1978 неактуальны не только для Каталонии, но и для других регионов Испании, поэтому необходим политический диалог центрального правительства с региональными, как можно легко домыслить – по расширению и углублению автономий.

Несколько дней, пока шли переговоры, нехватку новостей по сути компенсировали забавные моменты.

Так, например, сестра бывшего французского премьер-министра каталонского происхождения Мануэля Вальса отчитала его в Twitter, упрекая памятью деда и не желая больше видеть его в Барселоне. А городской совет каталонского города Жироны символически провозгласил короля Фелипе, который уже дважды обращался к нации с осуждением каталонских политиков, персоной нон грата в городе.

Впрочем, вариант "мы проводим выборы, а вы не трогаете 155" не сработал.

Заседание каталонского парламента, назначенное на четверг, накануне сенатского голосования, неизбежно превратилось в хождение Пучдемона по лезвию бритвы. После длительных межпартийных консультаций и несколько раз перенесенных выступлений, Пучдемон все же открыто отказался и от участия в заседании Сената, отправив вместо этого письмо, и от провозглашения досрочных выборов.

Причин было две: часть радикально настроенных союзников начала обвинять его в измене, намекать на "155 сребреников" в Twitter и пригрозила выходом из коалиции в случае отказа от независимости.

Во-вторых, как Пучдемон сам заявил в вечернем выступлении, центральное правительство не дало никаких гарантий, что в случае провозглашения выборов не будет запускать применения 155 статьи. Поэтому такое провозглашение выборов оставило бы каталонского лидера у разбитого корыта: и без поддержки союзников, и без уступок врагов.

Жесткая позиция премьера Рахоя и его заместительницы Сорайи Санчес де Сантамария тоже имеет структурные проблемы. Кроме вынужденного смягчения предлагаемых мер, именно внедрение авторизованных Сенатом мероприятий имеет массу идеологических и практических преград.

Насколько местное население воспримет правительственный дискурс о том, что внедрение статьи 155 – это исключительно результат безответственности каталонских политиков, если автономия, по которой консенсус значительно выше, чем по поводу независимости, будет приостановлена? Поверят, что это сугубо временная мера?

Испанские аналитические институты, а за ними и каталонские СМИ начинают писать о возможности Евромайдана в Каталонии.

Каким будет ответ правительства на такое гражданское неповиновение? Как отнесется ЕС к возможности силового решения конфликта? А с другой стороны, насколько готовы сами каталонские сторонники независимости к силовому противостоянию?

Еще один вопрос – собственная способность государства имплементировать решение, о чем откровенно пишет даже такая проправительственная газета, как El Pais. Сенат, конечно, может утвердить проведение новых выборов в регионе, однако изменить власть на местах, тем более в короткие полугодовые сроки, проблематично.

Каталония является регионом с наименьшей представленностью общеиспанских чиновников. Это лишь 9% функционеров, в основном представители фискальной службы и учреждений социального страхования.

Остальные 200 тысяч напрямую подчиняются региональному правительству, поэтому даже пассивное сопротивление или "итальянские забастовки" могут парализовать функционирование многих служб. А некоторые союзы – журналисты, объединения школьных учителей и пожарные – прямо заявили, что не собираются выполнять распоряжения присланного из Мадрида руководства.

Большинство из почти 6000 испанских полицейских, командированных из других регионов, все еще живет на трех круизных судах, стоящих в портах Барселоны и Таррагоны. Удастся ли оперативно организовать новую администрацию без массовых увольнений и не менее массового завоза чиновников из других регионов? Гарантировать это пока никто не возьмется.

Впрочем, как минимум не лучше и положение каталонских политиков.

Получить поддержку международного сообщества в целом и ЕС в частности им категорически не удалось, а попытки некоторых пророссийских сил использовать это движение в своих интересах только вредят и ЕС, и Испании, и Каталонии.

Экономическое давление центра, облегчившего перерегистрацию бизнеса в других регионах, не удалось сбалансировать ни попыткой массового снятия депозитов в банках-предателях, ни упрощением регистрации и деятельности международных стартапов в регионе.

План отправить в отставку действующее каталонское правительство почти наверняка будет дополнен уголовным преследованием всех руководителей – вопрос только, по какой статье (государственная измена? подстрекательство к бунту?) и на сколько (десятков) лет их посадят.

В качестве предупреждения уже с понедельника под стражей без права залога находятся лидеры общественных организаций, организовывавших референдум, Жорди Санчес и Жорди Кушарт, обвиняемые в подстрекательстве к бунту. Параллельно ведется расследование в отношении главы региональной полиции Траперо, и здесь окончательный приговор будет зависеть от того, насколько активно полиция будет способствовать внедрению статьи 155. Вряд ли очень активно, судя по истории референдума 1 октября.

Заседание каталонского парламента, которое началось с опозданием, сопровождалось демонстрацией под лозунгом "Давайте сделаем Республику!", организованной выступающей за независимость группой ANC, а также поддержкой нескольких сотен мэров каталонских городов, собравшихся во дворе парламента, выкрикивая "Независимость!".

Ситуация быстро пошла на обострение – когда коалиция "Вместе за "да" и леворадикальная CUP внесли на голосование резолюцию за независимость, Социалистическая партия в Сенате сразу же отозвала свою поправку, которая предусматривала возможность восстановления автономии в случае проведения в регионе парламентских выборов.

Однако большого влияния на ход событий это не оказало. В результате тайного голосования, после того как зал покинули оппозиционеры, то есть Народная партия, социалисты и "Граждане",

резолюция о независимости была проголосована 70 голосами "за", чуть больше минимального порога в 68 голосов.

Да здравствует Каталонская Республика?

Впрочем, в ЕС с этим не согласны. "Для ЕС ничего не меняется. Испания остается нашим единственным посредником. Я надеюсь, что испанское правительство будет использовать силу аргумента, а не аргумент силы", - мгновенно отреагировал президент Европейского совета Дональд Туск.

Также одновременно пришли новости из Мадрида. "Прошу всех испанцев сохранять спокойствие. Правовое государство восстановит законность в Каталонии", – в своем Twitter написал премьер Испании Мариано Рахой. Решение Барселоны будет обжаловано в Конституционном суде.

А уже через несколько минут свое слово сказал Сенат Испании, введя прямое управление Каталонией из Мадрида. В испанском правительстве уже пообещали немедленно приступить к выполнению этого решения.

Следовательно, и Мадрид, и Барселона дружно пошли на повышение ставок. Однако хватит ли у сторон сил реализовать свои решения, неизвестно. 

Подписаться на новости