Продукты Международная политика Аналитика

Трещины в монолите: хроника января 2018 года

12 февраля, 2018 0 1723

Трещины в монолите: хроника января 2018 года
Дизайн: Олег Олашин

Трещины в монолите: хроника января 2018 года

Автор: Павел Щелин
12 фев 2018 11:48

Автор: Павел Щелин, ассоциированный эксперт Украинского института будущего

Этим текстом Украинский Институт Будущего начинает серию очерков о самых важных событиях, произошедших в России, или непосредственно связанных с ней за прошедший месяц. Обычно, январь является периодом затишья, однако в этом году он оказался крайне богат на информационные поводы, часть из которых важна и для стороннего наблюдателя, следящими за маркерами, позволяющими отслеживать траекторию будущего развития российского авторитарного равновесия. 

Таковых, на мой взгляд в январе было четыре: два внутри России и два в сфере ее внешней политики. 

 А именно: 

  1. обнародование «кремлевского» доклада, составленного ЦРУ, по поручению конгресса США, 
  2. обстрел российской авиабазы в Хмеймим и наступление турецкой армии в Африне; 
  3. акция «бойкота выборов» 28 января, осуществленная Алексеем Навальным и его сторонниками и,
  4. наконец “satisfaction” флешмоб.

При подготовке доклада о прогнозе развития России на 2018 год, выполненном по заказу Института Будущего я выделил следующие императивы российской внутренней и внешней политики: 

  • выход из внешнеполитического тупика, созданного агрессивной внешней политикой и конфронтацией с США и ЕС
  • обеспечение гарантии личной безопасности элите (включая личные гарантии Владимиру Путину)
  • удержание власти внутри страны, или как минимум обеспечение контроля над переменами, на фоне углубляющегося социально – экономического кризиса в стране.

Если исходить из этих «сверхзадач», то январь стал противоречивым месяцем для российского руководства, как во вне так и внутри страны.

Турецкий торг 

Несмотря на заявления о достигнутой победе в ходе «антитеррористической» операции в Сирии, российские войска продолжили находиться в стране, нести потери, а Сирия осталась полигоном, где различные региональные силы решают свои противоречия. В частности в ходе атаки в ночь с 31 декабря на 1 января авиабазы в Хмеймим было уничтожено 7 самолетов. Во-вторых, – несмотря на 2, 5 года войны, Россия так и не стала главным игроком в регионе не только в сравнении с США, но и с Турцией.

20 января турецкая армия начала операцию по зачистке так Афринского кантона - курдской территории между двумя зонами, контролируемой про-турецкими подразделениями. Важно это событие как с идеологической так и с практической точки зрения. Во-первых, в этот же день по сути был разрушен последний аргумент, прикрывавший легитимность российского военного присутствия в Сирии. Тот факт, что Россия согласилась с этой операцией, и судя по заявлениям турецкого премьер-министра президента согласовала ее, несмотря на все обещания защищать территориальную целость Сирии,  лишает режим Путина столь важной для него формальной легитимности во внешней политике.

Во - вторых, наступление в Африне напрямую связано с вопросом прокладки через Турцию маршрута газопровода в обход Украины. Ровно за день до начала операции 19 января была согласовала прокладка второй трубы газопровода «Турецкий поток» в исключительной экономической зоне Турции. По сути курды стали разменной монетой в этом торге, который продолжается с начала российско-украинской войны. России жизненно важно проложить маршруты в обход Украины до 2019 года, заканчивается и срок действия российско-украинского контракта по транзиту российского газа в Европу. При этом еще в 2015 году Россия заявила о прекращении всего транзита газа через Украину после завершения текущего контракта. В противном случае ей придется договариваться с Украиной и, по меньшей мере, эти переговоры Москва будет начинать на невыгодных позициях.

На данный момент мощностей Северного потока недостаточно, чтобы компенсировать потенциальную потерю украинского транзита, проект Северный поток-2 находится в неопределенном состоянии из-за сопротивления ряда стран ЕС, выступающих против российской энергетической зависимости. Поэтому газопровод через территорию Турции – принципиальная задача нынешнего режима, от которого зависит его экономическое выживание. Это прекрасно понимает турецкий президент и использует ради своих целей и задач. И самое важное в этой истории – субъектность игроков. По сути не Россия давит на Турцию, но Турция играет потребностями России выторговывая за каждое малейшее решение по газопроводу новые зоны влияния в регионе. Можно с уверенностью ожидать новых уступок со стороны России по Сирии в 2018 году – пока еще не согласованы точка входа газопровода на турецкую территорию и маршрут его прохода по территории страны.

Подводя итог этой теме необходимо отметить, что все разговоры о величии России или ее статусе сверхдержавы оказываются преувеличены при пристальном рассмотрении. Региональная держава – Турция, диктует Москве свою волю, при том, что у последней крайне ограниченные ресурсы давления в ответ. Авантюра в Сирии показывает предел реальных военно-политических возможностей режима Владимира Путина проецировать свою силу за пределами страны и достигать силой экономических задач.

Санкционый список?

В ночь на 30 января ЦРУ был опубликован ожидаемый «кремлевский» доклад, составленный по поручению Конгресса США. Реакции экспертного сообщества на него разделились на диаметрально противоположные: доклад характеризовали и как «пшик», созданный ради формы, так и как ультиматум Кремлю.

На первый взгляд результат шестимесячной работы ЦРУ выглядит блекло, особенно, зная  поставленные перед ведомством задачи. Конгресс США поручил составить список высокопоставленных российских политиков и олигархов и членов их семей, выявить близости к режиму, размеры состояний, их зарубежные экономические связи а также роль контролируемых ими квазигосударственных организаций с описанием их роли в российской экономике, структуры собственности, зарубежных связей. Наконец требовалось детальное описание активности вышеупомянутых лиц в американской экономике, и как вторичные санкции могут повлиять на финансовые и долговые обязательства этих структур и лиц. Увы ничего этого в открытой части доклада, в которой всего 9 страниц, включая 7 со списком 210 фамилий, не представлено.

Чтобы понять, почему доклад получился именно таким, не вдаваясь в конспирологические теории об очередном вмешательстве всесильных российских спецслужб, необходимо принять тезис о том, что любые подобные списки в США – это, прежде всего, внутриполитическая история. На данный момент ветви власти в стране по-прежнему неэффективны и даже частично парализованы ввиду противостояния между президентом с одной стороны и Демократической партией с другой. Другими словами, в настоящий момент принятие любого решения в США крайне затруднено и забюрократизировано, а стороны стремятся по максиму навредить друг другу. Так, Конгресс не дает Дональду Трампу осуществить иммиграционную и налоговую реформы, и такой «бессодержательный» итог работы ЦРУ над поручением Конгресса вполне может быть своеобразным ответом Президента, демонстрацией его возможностей.

Однако столь «формальный» характер доклада вовсе не означает триумфа российской дипломатии. Напротив, даже в таком виде, доклад – первый по-настоящему мощный этап давления на российские элиты. Публикация списка ЦРУ действительно не приведет ни к каким немедленным последствиям, но она создает совсем другие стратегические рамки взаимодействия России и США.

Во-первых, будучи раз принятыми и опубликованными бюрократические решения обретают собственную логику и содержание. Они обретают собственную инерцию, которую в будущем оставить крайне сложно. Классическим примером является поправка Джексона – Веника, принятая в 1974 году к Закону о торговле США, ограничивающая торговлю со странами, препятствующими эмиграции, и отмененная в отношении России только в 2012 году – через 21 год после распада СССР и исчезновения каких-либо препятствий для миграции евреев в Израиль. Таким образом, даже в его нынешнем виде список создает возможность для конгрессменов, экспертов и прочих заинтересованных чиновников начать дальнейшую работу по наполнению его содержанием и практическим смыслом – было бы желание. А желание есть – сверхзадача Демократической партии и либерального истеблишмента в США доказать, что Трамп победил на выборах в результате действий России, а не из-за провала политики Демократов. Другими словами, этот список часть большой внутриамериканской истории, в которой режим Путина – одна из разменных монет.

Во-вторых, столь обширный список фамилий, в который включена вся российская политическая и экономическая элита, вне зависимости от желания составителей создает символический перелом в российско-американских отношениях. По сути весь режим Путина объявлен недоговороспособным, а для каждой фамилии в этом списке создана постоянная угроза и риск в отношении активов и членов семей. Тот факт, что опасность неформализована скорее ухудшает ситуацию для фигурантов: неизвестность и ожидание удара – гораздо более стрессовая среда, чем ясные враждебные решения. А состояние стресса – не лучшее время для принятия любых решений, как во внутренней, так и во внешней политике. Однако именно в таких условиях она теперь вынуждена осуществляться в России, снижая и без того низкое качество, принимаемых государственных решений.

Логика бойкота

В российской внутренней политике главным фактором, определяющим контекст ближайших трех месяцев, являются Президентские выборы 18 марта. Поэтому самое громкое политическое событие января напрямую связано с ними – а именно акция бойкота выборов, предпринятая 28 января Алексеем Навальным и его сторонниками.

Формально можно назвать 28 января – провалом всей агитационной кампании Навального периода 2017-2018 года. Если на антикоррупционные митинги по его призыву 26 марта 2017 года на улицы российских городов вышли сотни тысяч человек, включая примерно 20 - 25 000 в Москве, 28 января 2018 год общее число участников акции по России вряд ли превышало 15-20 000. Причин можно выделить несколько. Во-первых, это недоговороспособность самого Навального, который не является коалиционным лидером и не может наладить сотрудничества с другими оппозиционными силами. Во-вторых, это смена повестки с социально-мобилизующей на политически-радикальное. Требования бойкота и легитимности – политические требования, которые непопулярны в уличной политике как в 2017, так и в 2018 году. Российское общество крайне атомизировано и политикой не интересуется, и ожидать массовых политических демонстраций в защиту Навального и его права избираться было бы наивностью.

Тем не менее, с точки зрения эволюции российской политической системы идея бойкота выборов и власти, выдвинутая самым популярным уличным политиком в стране крайне важна. По сути можно говорить об осознанном переходе Навального и его сторонников в новое качество – в перспективу создания альтернативной системы власти и в конечном итоге силового противостояния с режимом. Приведу цитату ближайшего сторонника Навального Владимира Милова «сейчас исторический момент таков, что ситуация быстро переходит в плоскость «или мы их, или они нас». В России, пока на вербальном уровне, нарастает ситуация прото-гражданской войны. Два лагеря уже не могут мирно ужиться друг с другом. Дело идет к конфронтации… Мы медленно, но верно (а может и не медленно) идем к глобальному выяснению, кто кого …. Против силы может быть только другая сила. Давайте им ее покажем и добьемся честных конкурентных выборов. Не 18 марта, так позже, когда угодно. Я другого выхода не вижу». Та же мысль выражена в статье российского политолога Александра Кынева, которую в своих выступлениях как Навальный, так и Леонид Волков описывали как «правильную и замечательную». Кынев пишет о том, что «стратегия нового большинства – это все же стратегия реальной борьбы за власть, как минимум на уровне завоевания политического влияния».

В связи с этим возникают два вопроса, за которыми необходимо следить в 2018 году. Очевидно, что Навальный и его окружение либо примирились, либо почти примирились с неизбежностью силового противостояния с властью в определенный момент. Однако пока этот тезис не распространяется между их сторонниками. Таким образом, первый неизвестный момент -  согласно ли ядро его сторонников – те 15-20 тысяч готовых выходить за Навального на улицу в любом случае к столкновениям с полицией. Второй момент – как Навальный планирует  мобилизовать на эту задачу менее радикальную часть российской оппозиции. Иными словами как он собирается вывести на улицы хотя бы столько же людей сколько вышло 26 марта и 12 июня 2017 по России и 6 мая 2012 года в Москве на Болотную площадь. Без этого весь пафос новой повестки исчезнет за несколько месяцев.

Вместо заключения или конец мифа о «духовности»

Последним значимым политическим событием января является совсем не политическая история. 16 января на YouTube была опубликована запись, в котором курсанты Ульяновского института гражданской авиации в нижнем белье, обуви, ремнях и форменных фуражках танцуют под песню Satisfaction Бенни Бенасси. В ответ российская пропагандистская машина и традиционные борцы за нравственность попытались начать кампанию общенародного возмущения этим актом культурного вольнодумства и по сути невольным и намеренным вызовом всей имперской культуре войны и мачизма. Губернатор Ульяновской области Сергей Морозов создал специальную комиссии «для проверки факта появления в интернете видеозаписи с полуголыми курсантами Ульяновского института гражданской авиации имени Б.П. Бугаева».

Однако в ответ, в сети началась волна похожих роликов в поддержку курсантов. В флешмобе приняли участие студенты ульяновского и студентки Рязановского сельхозтехникумов, учащиеся строительного колледжа, студентки-медики из Димитровграда, курсанты суворовского и мореходного училищ, пенсионерки из Петербурга и десятки других. Несмотря на кажущуюся несерьезность этого события, по сути оно вынуждает пересмотреть базовые предположения о всенародной поддержке курса на имперской, противостояние с Западом и на особый путь развития России, декларируемые российской властью.

 Все это – выдуманные властью мифы для управления населением, его страхами и комплексами. В культурном плане разрыв между тем, что декларируется пропагандой и тем, как живет общество продолжает нарастать. И то, что пока этот разрыв совсем не политизирован, не означает что он таковым не станет ввиду непредсказуемых событий. Когда-то, именно из-за незнания элитами СССР своего общества оказалось, что в их защиты добровольно не готов выйти ни один член из многомиллионной коммунистической партии. И тогда, на пустых улицах, даже 100-200 000 потенциальных сторонников Навального смогут стать силой.

Танец студентов продемонстрировал пустоту вместо общественного договора или мистической харизмы Путина в основе суверенности российского режима. Пока нет непосредственных угроз стабильности авторитарной стабильности, способных завтра его опрокинуть. Но ничего не гарантирует от непредвиденных случайностей в будущем. И элиты, и общество, и политики находятся в ожидании События, которое принесет движение в омертвевшую среду. Кто-то видит в нем возможность, кто-то боится, но постепенно складывается консенсус, что сложившаяся модель власти не работает ни в одной из сфер общественной жизни. И в такой среде даже микротрещин в монолите власти, крепком только снаружи и пустом изнутри, может быть достаточно в определенный момент, чтобы система качнулась.

Подписаться на новости