05 июл 2018
Комментарии Внутренняя политика Игар Тышкевич

Как серия ошибок сделала проблему ромов проблемой для украинского государства

  • Комментарии: 0
  • Просмотры: 516
Как серия ошибок сделала проблему ромов проблемой для украинского государства

Как серия ошибок сделала проблему ромов проблемой для украинского государства

Автор: Игар Тышкевич
05 июл 2018 15:05

Текст был опубликован на сайте "Хвыля"

Нападение на лагерь ромов во Львове, закончившееся поножовщиной, стало одной из самых обсуждаемых новостей на прошлой неделе. С одной стороны, большая часть журналистов, правозащитников заняли позицию защиты прав пострадавших представителей национального меньшинства. МВД в спешном порядке пытается взять под охрану «лагеря», которые разбили во многих городах страны представители любящего путешествовать народа, СБУ ищет российский след. Тем временем, часть населения демонстрирует явную симпатию к тем, кто говорит о «цыганской проблеме» и пытается её решить, своими, далёкими от закона методами. В довершении всего Украина получила негативную международную реакцию: соответствующие заявления сделало представительство ЕС в нашей стране и Совет Европы. На этом фоне представители ромских общин успели заявить о преследовании национальных меньшинств в Украине. Сегодня можно утверждать, что локализация (не говоря уже о решении) проблемы будет дорогом и рисковой: как с точки зрения финансов, других ресурсов, так и с точки зрения политики. Парадокс ситуации в том, что ничего бы этого не было, выполняй государство свои базовые функции.

Не замечаем друг друга — как ромы и государство шли к поножовщине

Проблема ромского меньшинства, о которой активно заговорили последние несколько недель, вызревала годами. Молодому украинскому государству после получения независимости было не до ромов — экономические и политические кризисы 90-х ставили совсем другие задачи. Ситуация не была чем-то особенным — государственной политики в отношении национальных меньшинств, по большому счёту, не существует до сих пор. Языковые и другие законы о национальных культурах сводились к борьбе с российским влиянием, оставляя «за скобками» проблемы представителей других национальностей, возможности их взаимодействия с государством.

Украина вспоминала о том, что на её территории живут разные национальности либо перед государственными праздниками (например, чтобы записать ролик «ще не вмерла» на национальных языках), либо когда возникали конфликты, перерастающие региональный уровень. В остальное время государство старалось не замечать национальные меньшинства. Но, если со своими гражданами не работаешь ты, начинают работать другие. Венгры, румыны, поляки и даже беларусы вплотную занялись работой с диаспорой. Одни (например, венгры) брали к рукам систему образования, местную власть в местах компактного проживания, другие (беларусы) использовали национальные организации как средство продвижения своих товаров на украинский рынок, третьи, не имея «национальных анклавов», просто готовили население к эмиграции — возмещать дефицит рабочей силы. Естественно, что каждое из государств, среди прочего, продвигало в умах своих «соотечественников» выгодную ему идеологическую и историческую повестку. Это нормально — в конце концов, Украина последние годы, пусть и хаотично, не организованно, но занимается тем же. Проблема в том, что в местах проживания украинцев государство «борется за умы», проводит свою политику по интеграции — так создаётся баланс влияний. В Украине политики не было. Поэтому, когда начался кризис с венграми Закарпатья было очевидно, что «дальше будет» — как никак в стране есть ещё много национальных групп.

На этом вернёмся к ромам. Своего национального государства у них нет — значит не было внешнего влияния. Украинское же государство «не замечало» эту национальную группу. Цыгане, которых принудили к оседлой жизни во времена позднего СССР, ответили Украине взаимностью: перестали «замечать» государство и вернулись к традиционному укладу жизни тем более, что советская власть так и не смогла его разрушить.

Проблемы с работой, которые переживали и представители всей Украины усугублялись традиционным делением профессий на желательные и нежелательные с точки зрения традиционного уклада жизни.

Проблему можно было бы решить, стимулируя возникновение определённых бизнесов (металл, сувенирная продукция, ювелирное дело, тот же сервис автотехники), но государству было не до этого. Часть ромов на этом фоне занялась привычным делом: кочеванием из города в город в поисках заработка, попрошайничеством, торговлей.

Естественно, когда в твой город приезжает группа людей, чьё поведение резко контрастирует с привычным и «нормальным» для данного региона, возникает непонимание, местами страх и напряжение. Если при этом данная группа замкнута в себе, не идёт на контакт с местными, резко реагирует на возможное недовольство, рано или поздно начинаются конфликты. Возьмём даже пример с грязью вокруг ромских палаток в лесах, уничтожении деревьев. Увы, но это обычная и привычная практика для многих граждан страны, независимо от их национальности. Убедиться в этом можно погуляв по пригородным лесам, либо местам отдыха украинцев. Или, вот свежий образец — часть жителей Закарпатья (небедных населённых пунктов, в том числе принимающих туристов) использует местные реки в качестве мусорки — договоров на вывоз бытовых отходов не заключают, считая, что проще выкинуть в «струмок». Потом горы «украинского мусора» перекрывают реки в Словакии, Венгрии и Румынии. Но с ромами ситуация проще — есть группа людей, которую легко идентифицировать, которые не являются частью местного сообщества. Соответственно их поведение и результаты их проживания вызывают раздражение и агрессию: то, что простили бы украинцу, не простят «табору цыган».

Аналогичная ситуация и в других сферах заработка. Ребёнка, просящего милостыню «пожалеют», ромского испугаются. Подошедшая женщина «славянской внешности» с предложением поговорить либо просьбой помочь может рассчитывать на сердобольных граждан (пример — толпы профессиональных нищих на подходах к церквям), от цыганки будут шарахаться.

Со спецификой торговли ещё сложнее: в режиме «взаимного игнорирования» ромским меньшинством и государством друг друга, исполнение законов, было и остаётся фантастикой. Это касается как ассортимента (продаётся всё, в том числе и запрещённые товары), так и банальной уплаты налогов. Не платит налоги, к слову, значительная часть украинцев. Но отношение к «своим» — в семье не без урода — никто не акцентирует внимание на украинской (беларуской, русской, венгерской или другой) национальности. Если дилеры живут в «ромском квартале», говорят о «цыганах-наркоторговцах», хотя наркотиками торгуют в Украине много кто.

Нарастание проблемы и первые «погромы»: все в выигрыше

Итак, за годы независимости сложилась ситуация, когда по городам страны кочевали группы людей, которых легко было идентифицировать по национальному признаку, и которые вели асоциальный (с точки зрения местных жителей) образ жизни, зачастую занимались запрещёнными законом видами заработка.

С 2014 года, когда государственные институты (за исключением разве что армии) ещё более ослабли, проблема ромских путешествий по стране выросла в масштабах как по количеству путешественников, так и по агрессивной реакции местных жителей. Напряжение нарастало и рано или поздно должно было закончится большим взрывом.

Самое печальное, что государство могло предотвратить проблему, используя существующий инструментарий:

  1. Создавая возможности
  • Государство способно стимулировать развитие того или иного вида деятельности. В конце концов урегулировать правовое положение ремесленников (это не ФОПы — ремесленник не всегда может заработать даже на уплату единого налога)
  • Предусмотреть программу интеграции сообществ ромов в местную жизнь, изучить опыт других стран по решению сходных задач
  • В конце концов через местные власти (или централизованно) решить вопрос с местами расположения таких туристов. То есть выделить земли, на которых можно разбить лагерь, на которых можно разводить огонь в любое время года, которые, в конце концов, убирают. Да, возможно ввести плату за использование — на этом можно и заработать.
  1. Используя силу закона
  • мусор возле населённых пунктов, асоциальное поведение. Табор можно вынудить покинуть своё место простым использованием возможностей административного кодекса. Статьи за нарушение правил благоустройства, уничтожения зелёных насаждений, мелкое хулиганство никто не отменял. Полиция просто могла прийти и начать составлять протоколы. Человек говорит, что нет документов — задержание до выяснения личности. Не платит штраф — административный арест. Три визита патрульных на протяжении суток вкупе с протоколами (выписанными по делу) заставят сняться любой табор.
  • попрошайничество и поведение табора на улице. С этим работать ещё проще. В цыганской культуре есть культ матери и семьи. А вот за склонение ребёнка к противоправным действиям, асоциальному поведению, можно требовать через суд лишения родительских прав. Несколько доведённых до логического финала дел, уверен, существенно бы уменьшили количество гостей в городах страны.
  • в жаркую пору года есть очень простое решение проблемы табора в лесу. Есть периоды, когда леса и лесопарки просто запрещено посещать, и уж тем более разводить там огонь. Наступил такой период — попросили свернуться. Не идут — согласно КОАП штраф и потом административный арест.

Но, увы, «руки государства» до решения проблемы не дошли. С одной стороны, нельзя создавать уникальные «программы для ромов» — это будет дискриминация других национальных меньшинств, которые таковых не имеют. С другой — у государства до сих пор нет ответа на вопрос: какова долгосрочная стратегия работы с лицами неукраинской национальности на территории страны. Поэтому «создание возможностей» свелось к тому, что вместо слова «цыгане» начали использовать слово «ромы», хотя и тут не без анекдота — на ДК «Большевик» в Киеве сегодня висит огромная растяжка, что там выступает «национальный цыганский театр».

Если же говорить о репрессивном аппарате, то тут ещё сложнее. Поставьте себя на место патрульного, который задержал рома (ещё лучше ромского ребёнка) для выяснения личности. Через 30 минут возле участка будет весь табор.  В результате рабочий день «коту под хвост». Дело в суд, если и передашь, то результат будет сомнительным. А дальше тебя твоё же начальство «пропесочит» за то, что связался с цыганами. Хлопотно это.

Визиты в табор и попытки наказать за ту же вырубку деревьев или принуждение покинуть лесопарк в пожароопасный период требуют усилий, нервов, времени. В результате ты же окажешься виновным — правозащитники обвинять в преследовании граждан страны по национальному признаку, репрессиям против ромов. Снова получишь нагоняй от начальства.

Государство выбрало тактику «не замечать проблемы», но проблема «заметила» государство. Если не работает система, обычные граждане склонны искать решения доступными им методами. На арене появляются правые организации. Один погром, с демонстративным изгнанием «чужаков из нашего леса (города, села, двора)» добавляет им общественной поддержки, даёт новых членов в организацию. Такие акции беспроигрышны с точки зрения пиара — на страхе недалёкой публики играли ещё охотники на ведьм.

Для ромов, как ни парадоксально, но тоже есть плюсы в подобном развитии событий (если обошлось без жертв). С одной стороны, это укрепляет связи, взаимоподдержку внутри группы, сохраняя автономность ромского сообщества внутри Украины. Тезис «украинцы нас не любят, поэтому должны держаться вместе» становится доминирующим. С другой стороны, такие эксцессы замечают работники благотворительных фондов. А значит будет больше грантовых денег, привезут очередную порцию гуманитарки. Если проблема вышла на достаточно высокий уровень — можно ожидать реакции от государства, которое по привычной схеме, вместо поиска причин, займётся документированием и выдачей порций социальной помощи, дотаций, выплат.

Такая вот тактика «win-win» на погромах. Своё получают и правые, своё получают и ромы. Страдает государство, поскольку:

  1. создаётся видимость, что государственная система демонстрирует неспособность решить даже примитивную проблему — вся система оказывается бессильной перед группой граждан, которые плюют на законы и устои;
  2. государство теряет монополию на арбитраж и на насилие — граждане убеждаются, что решать проблемы проще и быстрее своими силами, не по закону а по понятиям;
  3. при критичном увеличении количества погромов тактика «win-win» даёт сбой и ромы могут задуматься о формировании собственных отрядов самообороны и ответных акциях
  4. государство вынуждено в конце концов среагировать, но уже в условиях, когда ему никто не верит, никто не воспринимает его серьёзно.

Если посмотреть заголовки газет за последние пару лет, очевидно, что мы прошил все 4 пункта. Государственная машина вынуждена вмешаться, но уже с позиции проигравшего, поскольку она не имеет сил и возможностей пресечь активность правых, а попытки трезво разобраться в ситуации и пробовать наказать за правонарушение представителей ромских общин будут восприняты как продолжение репрессий. В результате Национальная полиция, если верить господину Князеву будет искать места расположения таборов по всей стране и брать их под охрану:

  • Не разбираться в правомочности разбивки лагеря, насколько результаты жизнедеятельности табора вредят (либо наоборот) лесам — охранять;
  • Охранять ромов, возможно, реагировать на их жалобы на поведение местных, но не реагировать на возможные жалобы и заявления местных жителей на представителей ромского табора.

Такой подход уничтожает авторитет полиции, добивает авторитет государства и, в конце концов, бьёт по моральному состоянию самих полицейских: если вместо, на их взгляд более важных дел, их заставляют охранять ромов на которых жалуются местные жители.

Увы, но ситуация с ромами сегодня отчасти ставит под сомнение способности украинской власти к контролю над ситуацией. Как и с венгерским меньшинством, отсутствие своевременной работы (которая не отняла бы много времени и ресурсов) приводит к большим затратам на фоне появившихся внешнеполитических проблем.

Что с этим делать?

Ответ на вопрос стоит разделить на две части:

  1. Реакция на убийство и погромы
  2. Выработка политики.

Если говорить об убийствах — должно быть расследование и наказание виновных. Но, одновременно с этим должна быть проверка выявленных (надеюсь, национальная полиция выполнила указание своего начальства по поиску кочующих таборов) лагерей ромов и, если есть нарушения КОАП — наказание виновных. Проще говоря, если представитель народа пострадал от уголовного преступления, это не освобождает других представителей народа от наказания за административные правонарушения.

С точки зрения политики — основные подходы описал выше.

С одной стороны, государство должно создать условия для развития занятости среди ромского меньшинства (учитывая определённую специфику культуры), но предпринятые меры должны быть одинаково полезны и остальному населению. Например, ремесленничество как вид деятельности может вывести из тени часть нелегальных работников, может стимулировать развитие занятости в некоторых регионах. Создание мест для разбивки лагерей в черте городов (лесопарки есть в большинстве населённых пунктов) позволят упорядочить размещение «диких» туристов и могут дать дополнительный доход местной власти.

Но один только «пряник» не даст должного результата. Это справедливо без привязки к конкретной национальности — если есть группа, которой предлагаю возможности, но не говорят об ответственности, результата не будет.

Поэтому вторая сторона медали — репрессивный аппарат государства. Ключевым тут является работа системы без поправок на национальность. Грубо говоря, за загрязнение окружающей среды должны быть наказаны как жители закарпатских сёл, гадящих в собственную реку, так и жители табора в Голосеевском парке Киева, которые загадили место отдыха киевлян. Воровство, попрошайничество, нелегальная торговля не имеют национальности — есть конкретные исполнители, которых хватает в любом народе.

Работа социальных служб, органов опеки, возможно, не понравится представителям ромского народа, но есть законы страны и воспитывать детей в духе неуважения к ним, подстрекать детей к противоправным действиям — это наказуемо. Если в результате под ударом оказываются ключевые ценности ромов — семья и материнство (в их понимании) — это проблемы ромов, а не законов. Но, и тут подчеркну ещё раз — аналогичные действия должны приниматься в отношении представителей других национальностей. Плохая мать, плохой отец, воспитывающие потенциального преступника не имеет национальной принадлежности — они плохие родители.

Главное — перестать надеяться, что проблема рассосётся сама собой и, наконец, заняться хотя бы изучением жизни национальных меньшинств в стране. В идеале — вырабатывать собственную, украинскую повестку, решать как их интегрировать в общество, как им донести, что Украина — их государство. Иначе проблемы будут повторяться. Были венгры, сейчас ромы, в Украине живёт ещё много относительно замкнутых этнических групп. Пора перестать наступать на те же грабли.

Подписаться на новости