14 мая 2018
Комментарии Экономика Ольга Хоменко

Инклюзивный рост КНР: социально-экономический эффект

  • Комментарии: 0
  • Просмотры: 466
Инклюзивный рост КНР: социально-экономический эффект
Фото pixabay.com

Инклюзивный рост КНР: социально-экономический эффект

Автор: Ольга Хоменко
14 мая 2018 11:29

Материал был  опубликован на сайте Украинской ассоциации китаеведов

Среди ключевых тем нынешнего Всемирного экономического форума (WEF) в Давосе была представлена методика оценивания развития стран – индекс инклюзивного развития. По мнению экспертов WEF, новый подход является более комплексным и позволяет учитывать не только традиционные макроэкономические показатели, но и благосостояние населения, и качество его жизни.

По определению OECD, инклюзивный рост – это экономическое развитие, в рамках которого возникают возможности для всех слоев населения, справедливо распределяются материальные и нематериальные блага в обществе для повышения его благосостояния. В этом контексте речь идет не только о преодолении пропасти между богатыми и бедными, но и о равных условиях получения образования, обеспечения охраны здоровья и безопасности. Поэтому  инклюзивный подход к росту предусматривает длительную стратегию, базирующуюся на продуктивной занятости.

Наряду с политикой открытости стратегия инклюзивного развития стала неотъемлемой частью экономических реформ китайского правительства. Начиная с 2004 года, Китай утвердил концепцию «гармонического общества», базирующуюся на принципах инклюзивности: экономический рост, равенство, постоянное и стабильное развитие. Китайское гармоническое общество – это демократия и законность, равенство и справедливость, доверие, сосуществование человека и природы.

Стратегию инклюзивного экономического развития отражено в Пятилетних Национальных планах экономического и социального развития КНР (табл.1), а также в длительных стратегиях до 2030 и 2050 г.г., где основной целью является глобальное инновационное лидерство и инновационная нация.

Таблица 1. Стратегия инклюзивного развития в Пятилетних планах КНР

Период

Стратегический документ

Особенности и цели социального развития

2006

11-й пятилетний Национальный план экономического и социального развития 2006-2010

– построение гармонического общества параллельно с инновационным развитием страны; – фокус на качестве жизни населения, экологии и на общественном развитии; – строительство «нового социализма» в сельской местности.

2011

12-й пятилетний Национальный план экономического и социального развития 2011-2015

– преодоление неравенства и создание среды для постоянного развития; – стимулирование внутреннего потребления и спроса; – улучшение социальной инфраструктуры.

2016

13-й пятилетний Национальный план экономического и социального развития 2016-2020

– создание более инклюзивного общества и повышение качества жизни, обеспечивающее формирование среднего класса, «безопасного» потребления и предоставление общественных услуг.

Источник: составлено автором.

Согласно 13-му Пятилетнему плану, ключевыми компонентами экономической стратегии КНР являются инновационная экономическая структура, интенсивная промышленность, скоординированные региональные системы, зеленое развитие, инклюзивное общество, открытое мировоззрение и экономические институты. Само инклюзивное общество предусматривает фокусирование на образовании, науке, культуре и охране здоровья, активизацию усилий для преодоления бедности. Инклюзивная модель развития построена на базе социальной справедливости и стимулировании внутреннего потребления.

По данным Central Intelligence Agency 2017 года, в КНР только 3,3% населения пребывают за чертой бедности, то есть имеют доход менее 1,9 долл./день. В 1990 год этот показатель составлял 66,6%, а в 2010 г. – 11,2%, 2013 г. – 6,5%. Например, в Украине 24,1% населения зарабатывают менее 1,9 долл., в США – 15,1%, в Корее – 12,5%.

Последние 10 лет экономика Китая замедлила темпы роста, что и обусловлено переориентацией на стимулирование внутреннего спроса. Среднегодовые темпы роста реального ВВП составляют 8,4%, а на душу населения ВВП вырос с 3010,9 долл. в 2006 г. до 6772,6 долл. – 2016 г. (рис.1).

Рис. 1. Динамика ВВП на душу населения в КНР, долл.

Рост доходов на душу населения сопровождается сокращением разрыва между богатым и бедным населением КНР. По данным World Bank, коэффициент неравенства распределения доходов GINI 2016 года составлял 0,465 пунктов, что превышает уровень «предупреждения» о повышенном риске социальных беспорядков, установленный ООН, – 0,4 (рис.2). Такой высокий показатель свидетельствует о концентрации доходов у определенных групп населения. Однако за последнее десятилетие наблюдается тенденция к снижению коэффициента GINI с 0,487 до 0,465, являющаяся позитивным сигналом для правительства КНР,  подтверждающая вектор экономической политики.

Рис. 2. Динамика коэффициента GINI в КНР, 2006-2016 гг.

Одним из приоритетов инклюзивного экономического роста КНР является стимулирование внутреннего спроса и потребления. При помощи бюджетного стимулирования правительство КНР уменьшает зависимость от внешнего спроса путем наращивания внутреннего спроса. Именно благодаря этому удается сохранять рост экономики Китая, но с умеренным замедлением.

В 2016 году структура валового внутреннего продукта имеет такое распределение:

44% – инвестиции;

39,3% – потребление населения, в т.ч. 30,7% – в городах, 8,6% – в селах;

14% – государственные расходы;

2,7% – чистый экспорт.

В связи с высоким  уровнем урбанизации в КНР – почти 55%, наблюдается рост расходов на потребление городским населением в среднем на 14% ежегодно. Ситуация же в сельской местности противоположна: за 11 лет объем расходов на потребление уменьшился почти в 3 раза. Именно урбанизация является одним из инструментов уменьшения разрыва между богатыми и бедными, а также способствует формированию среднего класса.

Рис. 3. Динамика доли потребления населения в структуре ВВП КНР, %

По распределению валового регионального продукта в пятерке лидеров находятся провинции (рис.4):

Гуандун 8085,49 млрд юаней;

Цзянсу 7738,82 млрд юаней;

Шаньдун 6802,44 млрд юаней;

Чжецзян 4725,14 млрд юаней;

Хенань 4047,18 млрд юаней.

Самые высокие показатели ВРП на душу населения в Пекине (118 тыс. юаней), Шанхае (116 тыс. юаней), Тяньцзине (114 тыс. юаней), Цзянсу (96,7 тыс.), Чжецзяне (84,5 тис. юаней). Применение региональных стратегий экономического и инновационного развития, обусловивших создание благоприятной инвестиционной среды путем открытия специальных экономических, индустриальных, технико-экономических развитых и экспортных зон, обеспечило производственное лидерство указанных выше провинций. В них сконцентрирован финансовый, производственный, инновационный потенциал и человеческий капитал.

Рис. 4. Валовый региональный продукт КНР, 2016 г. Источник: разработано автором на базе данных Национального статистического бюро КНР.

Как уже отмечалось, ВВП характеризует производственную мощность государства, однако для полного анализа ситуации в странах необходимо учитывать показатели качества жизни. По данным Numbeo Database, в 2018 году Китай занял 55 место (индекс – 99,43) по индексу качества жизни среди 60 стран между Бразилией и Филиппинами. Украина имеет 57 позицию (95,96), лидером же является Дания (197,75) Среди китайских городов высокий уровень качества жизни присущ Сучжоу (144,54), Ханчжоу (137,58), Ухань (127,39), Чэнду (126,95), Фучжоу (126,63), Гуанчжоу (108,98).

Качество жизни в этих городах обеспечено высоким уровнем безопасности, защитой окружающей среды, охраной здоровья, низкими расходами на проживание и быстрым трафиком. Зато загрязнение воздуха является общей проблемой для всего Китая.

В то же время у Пекина низкий уровень качества жизни (65,92), обусловленный очень высоким индексом загрязнения, медленным трафиком и существенными расходами на собственность (рис.5).

Рис. 5. Субиндексы индекса качества жизни городов КНР, 2017

По оценкам WEF, представленным в отчете «The Inclusive Development Index 2017», Китай занимает 15 ступеньку среди 79 развивающихся стран. Конкурентными преимуществами КНР являются: сбережения с учетом инвестиций в человеческий капитал; продолжительность жизни, уровень занятости, ВВП на душу населения.

Тормозят инклюзивное развитие такие факторы: неравенство распределения доходов и богатства, рост коэффициента демографической нагрузки (соотношение численности иждивенцев к трудоспособному населению), а также интенсивность выбросов диоксида углерода.

Рис. 6. Индекс инклюзивного развития по методике WEF, 2017

Резюмируя вышесказанное, можно подытожить, что в современных условиях постоянный экономический рост нуждается в инклюзивном развитии. Китайское правительство, понимая вызовы будущего и глобальные проблемы человечества, взяло курс на внутреннее развитие в соединении с открытостью и инновационностью экономики. Это обеспечит в долгосрочной перспективе социально-экономический эффект – постоянный экономический рост, доступность среднего и высшего образования, медицины, формирование среднего класса и инновационной нации.

Подписаться на новости