03 июл 2018
Комментарии Внутренняя политика Анатолий Амелин

Анатолий Амелин: украинцы привыкли жить в хаосе

  • Комментарии: 0
  • Просмотры: 1721
Анатолий Амелин: украинцы привыкли жить в хаосе

Анатолий Амелин: украинцы привыкли жить в хаосе

Автор: Анатолий Амелин
03 июл 2018 15:25

Интервью с сооснователем, директором экономических программ Украинского института будущего Анатолием Амелиным для сообщества "Аспен Институт. Киев".

Как родилась сама идея Украинского института будущего, и каким образом к его созданию причастен Аспен-семинар? 

- Он причастен уже тем, что среди шести учредителей Института Будущего пятеро являются выпускниками семинаров Аспен. И, возможно, в другой жизни, в другом формате мы бы не встретились и не смогли бы вместе даже договариваться о взаимодействии. Мы из разных регионов, с разными политическими симпатиями, и в любой другой среде мы не то чтобы не пересеклись, мы бы даже не смогли найти общий язык. 

Опыт Аспен-семинаров стал для нас решающим. Я говорю не только об опыте правильно, емко излагать свои мысли, но и также об опыте слушать и слышать других людей. И самое главное – взаимодействовать с другими лидерами. Ведь те навыки, которые мы получали в формате постановок на семинарах - это про «договариваться», про «взвешивать». Когда ты становишься лидером, за тобой идут люди, ты зачастую не обращаешь внимания на многие важные аспекты. И Аспен открывает глаза на ценностные, более важные моменты в нашей жизни. И если бы не сеть людей, которая была сформирована, то этого ничего бы не было. 

Но тут важно отметить, что было параллельно как минимум четыре ветки, которые привели к созданию Института. Одна из веток – Игорь Лиски, в то время глава координационного совета Ассоциации выпускников «Аспен Украина». Он инициировал проведение нескольких семинаров, которые назывались Aspen Future. Это были закрытые семинары, исключительно для аспеновцев. На них приглашали футурологов и обсуждали, моделировали возможное будущее страны. 

Параллельно Алексей Скрыпник, один из выпускников Аспен-программы, народный депутат от «Самопомощи», создал в Парламенте Комиссию по вопросам будущего. Ведь как можно принимать законы, если не понимать какое будущее страны мы строим? 

Третий наш аспеновец, Сергей Гайдайчук, президент CEO клуба создал небольшую закрытую группу, где мы тоже обсуждали будущее. Одним из лидеров этого процесса был Юрий Романенко, который стал одним из соучредителей Института Будущего.

Четвертая. В 2015 году я создал аналитическую группу, которая называлась Amelin Strategy, которая занималась макроэкономическим анализом, макроэкономическим моделированием и по сути мы тогда начинали работу над экономической стратегией Украины. 

Эти четыре ветки двигались параллельно. В тех или иных ролях мы пересекались, и в какой-то момент к нам присоединились Тарас Березовец и Антон Геращенко. Мы приняли решение – или мы тратим время на разговоры, что никому не интересно, и мы прекращаем это делать, или мы переходим в конкретную проектную плоскость, для чего необходимо иметь субъект. 

И таким субъектом стала неприбыльная общественная организация «Украинский Институт Будущего», которая живет за счет пожертвований преимущественно учредителей. Сейчас нам больше денег начинает жертвовать средний украинский класс, мы независимы от политических партий, от олигархов, от иностранных грантов. У нас среди шести учредителей  - два народных депутата. Они представители разных, я бы даже сказал, конкурирующих политических партий – «Самопомощь» и «Народный Фронт». Это также снимает политический аспект деятельности Института. И опять-таки мы вспоминаем ценности, которые нам прививались на Аспене, что важны все точки зрения, их надо учитывать и уметь вести диалог со всеми. 

Когда произошла смычка всех четырех направлений? 

Мы несколько раз встречались, эти четыре ветки шли параллельно. Но в какой-то момент времени мы собрались вместе для обсуждения идеи того, чтобы субъективизироваться. Приняли решение, определили стратегические цели, подписали внутренний меморандум, в котором определили, куда мы идем, как мы идем, какие у нас есть красные линии, за которые мы не заходим. И в рамках этого меморандума мы уже третий год развиваем деятельность. 

Что для нас важно? К сожалению, опыт диалога с разными людьми показал, что нам-украинцам очень тяжело договориться о трактовке прошлого. Мы имеем разные источники информации, трактовки истории с разной степенью доверия к ним. И мы не можем договориться о том, свидетелями чего мы лично не являлись. Нам трудно договориться о настоящем, мы это только учимся делать. Мы, украинцы как нация, взрослеем, учимся доверять,  взаимодействовать, брать на себя ответственность. И до сих пор мы не пришли к формализации общественного договора. Но уверен, что есть возможность всем украинцам договориться о будущем. О будущем, о котором мы договоримся, будущем Украины, ее месте в Европе, Мире,  о том качестве жизни к которому мы стремимся, о будущем в котором каждый из нас будет иметь и видеть свое место и свою роль. И будущее – это то, что нас объединит уже сегодня.

Мы хотим построить успешную страну, в которой мы хотим чтобы жили наши дети, потому что мы строим эту страну не для себя. Мы являемся частью социума, и чтобы тот социум, который нас окружает, тоже был счастливым и благополучным. Можно переехать жить в Европу, а можно сделать Европу в Украине. Это наша цель. 

Основная миссия нашего Института – это программирование успешного будущего страны. Что такое это такое? Мы с программированием работаем и в бизнесе. Когда мы начинаем делать бизнес-план, сценарные анализы, мы выбираем лучший сценарий и начинаем его системно реализовывать. Такой же подход применим и к  стране. Мы разрабатываем комплексную экономическую стратегию развития Украины, инфраструктурную стратегию, энергетическую стратегию. Это будут базовые документы, которые не будут принадлежать Институту. Мы их сделаем с открытым кодом, они будут опубликованы, и любой желающий их может брать в работу, любая политическая партия… Для нас не имеет сегодня значения цвет партии. Наша стратегия – дать формат будущего коалиционного соглашения, чтобы партии, которые попадут в парламент, работали не с внутренними амбициями, не конкурировали в политической риторике а работали с идеями, предложенными для Украины украинцами, гражданами и бизнесом. 

В данном случае разработанные стратегии пройдут через круг экспертных обсуждений среди профессиональных экспертов, бизнеса, общественных организаций. И мы очень надеемся, что избиратели смогут будущим политикам навязать эту волю, навязать повестку, как сделать Украину успешной. И впоследствии нам, конечно, необходимо будет контролировать, как политики будут эту повестку исполнять. 

По сути это такой аналитический центр, который готовит программы для политиков, для людей, наделенных полномочиями, для того чтобы эти policies утверждать и далее вести страну в этих направлениях?

Конечно, наша целевая аудитория - это Парламент, Кабинет Министров, Администрация Президента и внешние Партнеры страны.

То есть это люди, в руках которых находится будущее нашей страны. К сожалению, у них не всегда достаточно знаний и компетенций, да и времени, для того, чтобы во всем разобраться. В той же Америке большую часть программ, стратегий и законов готовят не сенаторы, их готовят аналитические центры, которые конкурируют на уровне идей и стратегий. Идет качественная экспертная дискуссия. В Украине дефицит качественных смыслов, дефицит детально проработанных идей с оценкой их последствий. Мы пытаемся этот дефицит заполнить. Мы надеемся, что нашему примеру последуют и другие компании, организации, таких аналитических центров будет больше. Мы хотим заполнить смысловое поле, для нас важно, чтобы у Украины был дискурс о будущем Украины, чтобы мы договаривались и вместе создавали это будущее, в котором нам всем будет комфортно жить. Самое главное – требовать от политиков его выполнения. Политики и чиновники – это не данность нам сверху. Нет, это наши представители и сервисная служба, которую мы нанимаем для выполнения наших же задач, наших интересов. 

Давайте поговорим о  продуктах и сервисах Института. Основная деятельность Института заключается в проектировании политик, правильно?

В рамках Института у нас есть пять направлений работы. Это экономика, национальная безопасность, внешняя политика, внутренняя политика и образование. То есть мы взяли те фокусы, которые в первую очередь непосредственно касаются будущего. По каждому направлению у нас есть несколько аспектов, которые мы изучаем. Это анализ текущей среды, анализ глобальных трендов, анализ возможностей для Украины и подготовка детальных планов и стратегий, как эти возможности в Украине реализовать.

Мы уже третий год развиваем проекты, которые реализуются различными правительственными институциями. Повторюсь, мы никогда не были исполнителями заказов ни бизнеса, ни государства. Все наши продукты, которые мы разрабатываем, публикуются у нас на сайте, и мы стали замечать, что многие наши исследования становятся базой для принятия тех или иных решений чиновниками и политиками.

Приведу несколько конкретных кейсов. Например, мораторий на землю. Нам было интересно изучить международный опыт и построить модели, как будут развиваться в Украине события, если мы снимем мораторий. Мы построили несколько сценариев, изучив предварительно европейский и мировой опыт. Мы увидели, что в странах, в которых действует мораторий, как правило, граждане живут беднее, чем в тех странах, где мораторий отсутствует. 

Второе, мы увидели, что в первые восемь лет после снятия моратория, Украина может получить дополнительно не менее 50 млрд долларов инвестиций. То есть каждый гражданин, которые сегодня владеет землей, а это 7 млн человек, сможет получить выгоду. При чем не от продажи земли, а от получения под неё кредитов и развития своего хозяйства. Неужели мы не хотим привлечь деньги, которые будут потрачены здесь же в Украине? Это мощный драйвер развития экономики. Сегодня многие аналитические центры, лоббистские организации взяли наше исследование за базу и уже занимаются продвижением снятия моратория. 

Налог на выведенный капитал. Наш Институт был единственным, кто посчитал экономический эффект от отказа от налога на прибыль и переход на налог на выведенный капитал. По опыту Эстонии. Сейчас Латвия и Грузия тоже готовятся к переходу на этот вид налога. Мы провели исследование, посчитали и опубликовали эти расчеты. Они показали Новые возможности для Украины: это и детенизация экономики, ведь не нужно будет оптимизировать налог на прибыль как делает это большинство компаний и упрощение администрированиям налогов и давления на бизнес и привлечения крупных иностранных инвесторов, которым не хватает прозрачности и простоты ведения бизнеса в Украине. По нашим оценкам такая реформа позволит Украине вывести из тени более $10 млрд прибыли ежегодно, привлечь первые 5 лет более $40 млрд и ускорит развитие экономики более чем на 2% в год к нынешним темпам.

Позднее общественные организации, которые занимаются advocaсy данного вопроса, украинский бизнес подняли наше исследование и сегодня лоббируют  проведение сооттвнтствующей реформы. Президент Порошенко публично пообещал украинскому бизнесу эту реформу с 2019 года.. Это пример того, как работают идеи Института. 

Осенью прошлого года мы сделали исследование перспективы развития в Украине проекта Hyperloop. Из Киева в Одессу. Посчитали, опубликовали и занялись новыми исследованиями. Весной нас приглашает Министерство инфраструктуры, включает в рабочую группу  по созданию украинского проекта High Loop, который построен на базе нашего исследования. 

Для Министерства экономики мы как волонтеры сделали исследование и предложили план действий Правительства по краткосрочному стимулированию промышленности. То есть конкретный набор действий с оценкой экономического эффекта от них. На сегодня больше 60% плана, который предложил наш Институт, уже реализовано. Мы отслеживаем исполнение. Взаимодействуем с министерством на уровне информационного обмена. 

И это только маленькая часть. 

У нас есть обучающие программы, где мы молодых лидеров учим ключевым вопросам, которые касаются Украины, будущего, политики.

Какие планы у Института? Есть какая-то стратегическая цель либо задачи по расширению или углублению развития его как институции? 

Формат организации очень гибкий. Мы бы не хотели превращать Институт в корпорацию. У нас будет меняться формат работы Института в зависимости от задач, ресурсов, внешней среды, в которой мы находимся. 

Что имеется в виду? Ключевые задачи, которые мы ставим на этот год – это разработка долгосрочных стратегий, которые были упомянуты мной. Следующий формат, возможно, – это будет помощь новым политикам в реализации этих стратегий. Нужно много консультировать, рассказывать, обучать, детализировать секторальные стратегии. Мы видим низкое качество украинской законодательной базы. Депутаты продуцируют огромное количество законов, которые зачастую противоречат друг другу, а иногда даже здравому смыслу. Под этими законами нет никакого ни экономического, ни логического обоснования. Мы хотим создать систему, помогающую депутатам делать объективную оценку предлагаемых им законопроектов.  Ведь от этого зависит наше будущее.

В идеале мы хотели поменять и систему работы государственного аппарата. Для меня государственный аппарат – это сервисная функция для граждан. Это не надстройка над людьми, это исключительно сервисная функция. Мы планируем перепроектировать систему управления страной, предложить новую инновационную для мира модель.

Мы хотим, чтобы Украина стала европейским субъектом экономическим, политическим. Мы хотим, чтобы Украины стала центром безопасности Европы. Не только себя обеспечить безопасностью, но и помогать европейцам. Мы хотим, чтобы Украина стала европейским энергетическим хабом, мировым продовольственным хабом. Мы хотим, чтобы Украина стала мировым R&D-центром, где создаются новые идеи, новые продукты, новые стартапы, которые будут использоваться по всему миру. То есть планы амбициозные, но полностью реализуемые.

2019 год – это год парламентских и президентских выборов. Он является для Украины судьбоносным. 2020-й год будет переломным. Или мы начнем интенсивно развиваться, с огромной скоростью. Или же мы уйдем в забвенье. Не исключен даже сценарий разделения Украины на части и даже военной агрессии. 2019 год – это год потенциального дефолта Украины. Возможно будет серьезный удар по украинскому бизнесу, 2018-2019 годы – это годы потенциального глобального кризиса. Мы входим на 10-й год экономического цикла. У нас каждые 10 лет есть глобальный экономический кризис. И нас ждут очень нелегкие времена. Поэтому 2019 год для нас будет критически важен, и планы на 2020 будут корректироваться исходят из 2019-го. Но повторюсь, цель наша это - «Make Ukraine Great» (Не again, а просто – great).

И последний, такой философский вопрос. Поскольку вы – Институт Будущего и занимаетесь программированием и проектированием, как вы относитесь к идее, которая сейчас время от времени высказывается, что современный мир настолько турбулентен и настолько непредсказуем, что время долгосрочных стратегий прошло и необходимо мыслить в коротких, проектных шаблонах? Поскольку какие бы мы стратегии не выстроили, столько точек бифуркаций, после которых мы не знаем, как пойдет дальше развитие и все их предугадать мы не можем? 

Когда мы говорим о турбулентности, мы забываем о том, что турбулентность есть, но есть и фундамент, который необходим и его нужно построить. Мы мечтаем о том, что 3D-принтеры будут печатать все, что нам нужно, но это не произойдет так быстро. Мы отслеживаем тренды. Технологии, рынок, потребители еще не готовы. Мы говорим, что завтра все будут ездить на электрокарах. Институт сделал исследование, (мы презентуем его в ближайший месяц, «Будущее нефти»), нам было интересно посмотреть через призму новых технологий, как будет развиваться рынок энергетики, - и мы увидели, что нет эффективных альтернатив классическим батареям, которые применяются. Новые технологии, которые были 3-4 года назад заявлены как стартапы, сегодня не показали ни одного результата, которые могли бы сейчас быть знаком, что вот-вот произойдет колоссальный технологический рывок. Есть идеи, разработанные в лабораториях, но для их реализации потребуется намного больше времени. 

Поэтому когда мы говорим о долгосрочной стратегии, мы говорим о базовом фундаменте, который в любом случае надо построить. Не зависимо о того, хаотичный мир или нет. 

Украинцы, в отличие от европейцев, - это люди, привыкшие жить в хаосе. Порядок – не наша сильная сторона. Мы входим в эпоху, которая является гармоничной средой обитания украинцев. Это даст нам какое-то преимущество! При наличии мощного фундамента, который я озвучил, все остальное – это поле, на котором украинцы могут играть успешнее, чем упорядоченные немцы, например.  

Подписаться на новости